Александр Бауман: Переходы детей футболистов между школами и академиями

Интервью с ведущим тренером академии ЦСКА (Москва) – Александром Бауманом. Мы поговорили о том, в каком возрасте лучше переходить в академии из регионов и коммерческих школ.

Сергей: Я хотел поговорить с тобой о переходах между школами. Какое у тебя к этому отношение?

Александр: Здесь я бы немного уточнил: не между школами (это прерогатива руководителей школ), а между тренерами разных школ. Переходы – острейшая тема. Она касается, прежде всего детей. Переходы неизбежны. От того, как они организованы – будет зависеть детский и юношеский футбол.

За свою жизнь я был по разные стороны баррикад – хочется, чтобы эти баррикады потихоньку разбирались, чтобы был диалог между тренерами. С философией тренера две ремарки: это продолжение жизненных принципов тренера. В зависимости от того, какие у человека жизненные принципы, так он и будет строить свою философию. Если философия будет раздваиваться отдельно с жизненными принципами, то тяжело человеку придется. Хотя, находясь в какой структуре, школе, академии, нужно придерживаться принципов именно этой структуры. Нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. Если у меня есть свои жизненные принципы, то они должны совпадать с принципами академии. Если мы расходимся, значит, надо что-то менять.

Сразу хочу сказать: тренерский путь редко усеян лепестками роз. Розы, сами знаете, с колючками и шипами. Если человек действительно любит профессию, он все это сможет перетерпеть.

Прежде всего, школы, которые отвечают за массовость, где дети занимаются бесплатно – государственные школы. Предъявлять к ним какие-то завышенные требования, наверное, смысла нету, хотя все равно руководство предъявляет. Тот же Москомспорт требует от них результат, но это неправильно. Ребята занимаются в свое удовольствие.

Еще одна категория – коммерческие школы. Мне нравится, что их появляется все больше и больше. Видно, что это люди, которые не сидят сложа руки и не ждут каких-то благ, которые на них сверху упадут. Люди не боятся открывать свой бизнес. Особенно те, которые это делают легально. Они регистрируются, берут на себя определенные риски – у меня никакого конфликта с этими людьми нет. Молодцы ребята.

Небольшой конфликт между школами есть, но их не должно быть. Это не обязательно академии «ЦСКА», «Локомотив», «Динамо» – это может быть «Торпеда» или «Химки». Это вроде и не академии, но школы, у них есть свои команды. У ребят есть прямая дорожка: после школы через молодежную команду попасть в основную свою, а не какую-то где-то еще. Многие команды взрослые есть в регионах – при них есть школы. Есть такая философия, как у Барсы. Они говорят: у нас «La Masia» есть, и при ней главная команда. Им, «La Masia», заказ никто не дает. Сейчас у Барсы как раз кризис, потому что они перестали играть в тот футбол, который «La Masia» развивает.

Еще одна категория – школы/команды/клубы в регионах (маленьких городках, поселках, деревнях). Они отличные люди, даже если они не суперпрофессионалы. Мы ездили с коллегами по разным городам и наблюдали за работой. К нам часто тренера из таких маленьких поселков привозят детей. Видно, как они любят футбол, какие там отличные игроки. Наша задача – не ждать, пока будет команда или кто-то нас подружит. Мы должны сами организовываться между собой, общаться. У нас нет конфликта интересов. При всем уважении к коммерческим школам, вряд ли они смогут подготовить игрока сразу в команду мастеров. Это колоссальный труд и финансовые затраты. Посмотрите, какие бюджеты у академий.

В прошлом у меня в школе, в «Орбите» было 7 видов спорта, 30 тренеров, 1000 детей, 2 отделения – коммерческое и спортивное. Там был теннис – настольный и большой – плавание, игровые виды спорта, танцы. Опыт административной работы и высококлассные тренеры. Я помимо того, что был директором, тренировал футболистов. Сестра одного мальчишки приходила после танцев и комментировала процесс. Я сказал, раз такая умная, иди и играй. После этого подошел к отцу и предложил футбол вместо танцев. Я договорился с тренером «Буревестника» 1996 года и ей даже разрешили играть в Чемпионате Москвы за пацанов. Потом когда видел уже, что она переросла те условия, которые я могу дать, позвонил в Чертаново и попросил, чтобы ее взяли. Она играла за Чертаново девчонок и за пацанов. Ее зовут Рита Черномырдина и она сейчас играет в сборной России, за главную команду ЦСКА.

Я прошел через те периоды, когда очень жалко отдавать ребят. Но когда приезжали люди и адекватно, по-человечески, спрашивали, например, селекционеры ЦСКА, то они подходили ко мне и говорили: ребята хорошие, можно попробовать? Конечно, можно. Когда все по-честному – тогда все нормально. А когда родители звонят и говорят: мы заболели – другое дело. Таким можно не возвращаться. Эти принципы очень важные, на мой взгляд, поэтому коммуникация должна быть правильная и позитивная между тренерами.

Был у меня в «Буревестнике» 1999 год, приезжали селекционеры с ЦСКА (тогда тренировал Варламов, но сам не ездил). Из «Динамо» Матвеев Сергей каждую игру мою игру посещал, когда мог. Двоих он четко брал, а одного на всякий случай на просмотр. Один задержался, двое не подошли. В ЦСКА двое просматривались: одного взяли, одного завернули, он вернулся и без проблем играл.

Для тренера, наверное, тяжело расставаться с ребятами. Для меня так, по крайней мере. Сейчас я понимаю, что когда работал в «Буревестнике» расставаться было проще, потому что в основном ребята шли на повышение. Если вдруг не получится, они могли вернуться ко мне. Очень много жизненных наслоений может быть, но, на мой взгляд, надо быть всегда честным. Не ощущать под подушкой, ложась спать, определенное количество купюр, которые грызут и гложат. Совесть должна остаться там, где должна.

Если понравился мне мальчишка в какой-то команде, всегда шел к тренеру и говорил: «Я хотел бы, чтобы они попробовали у нас в ЦСКА». Некоторые шли на контакт, иногда, надо было с родителями поговорить, даже при тренере. Если это по-человечески, парня взяли на тренировки, одну-две игры провели, подходит – зачисляется в школу, и мы с тренером решаем вопрос компенсации. Если вдруг не подходит, мы нормально поговорим и с тренером, родителями, и пацаном, четко объясним, чтобы ребенок не был сломлен. Сейчас нет смысла идти к нам 20-м или 22-м. Ты можешь приезжать на 1-2 тренировки – потихоньку тебя будем подтягивать, а играть за свою родную школу. И для тренера это некий стимул, не обязательно финансовый, моральный.

Точно так же для коммерческих школ, там вообще стимул простой. Условно говоря, из школы «Ромашка» 2-3 человека попали в ЦСКА. Родители других детей, когда будут выбирать школу, уже поймут, что там хорошие тренеры, там работают правильно. Поэтому если спрятать или не пустить одного человека, то не будет такой финансовой отдачи. Да, ты в него все вложил, жалко, наплел что-то родителям, мол, сам подготовлю. Нам надо найти баланс между тренером, родителями и ребенком. Помните, мы говорили про треугольник (родитель, тренер, игрок), бывает даже пятиугольник, если руководство школ вмешается. Не секрет, что у школ договоры с клубами, например, у «Сокола» со «Спартаком».

В 10-12 лет уже проще попасть в академию. Но и закрепиться труднее, потому что большой просмотр идет с регионов. Должно быть двусторонне направленное движение: если вдруг мальчишка не подходит, то пускай идет в родную команду – и через время опять его посмотрим. А если привозят пацана уже на большое поле, 14-15 лет, здесь все более точечно. Когда такого человека мы берем, то закрепиться в составе большая вероятность.

Многие родители спрашивают, в каком возрасте лучше пробоваться в академии? Если мальчишка готов, то может пойти в 10 лет. Кто-то и в 14 не готов в интернат. Ребята там все дружные, на виду, воспитатели все контролируют, сильные учителя. Очень важно, что играет два состава. Мальчишка, попав к нам, будет иметь отличную игровую практику. Эти вещи очень важны.

Повторюсь, не надо бояться (особенно это касается государственных школ). Например, когда подходят тренеры или скауты из академий и просят пообщаться. Конечно, в моей практике были и негативные примеры, когда подходишь к тренеру и он сразу в штыки. Мы-то футболиста рано или поздно найдем, а вот вы не факт, что сможете его должным образом подготовить, при этом вы не даете мальчику шанс.

Сергей: Есть такая фраза: «Уедешь – назад не приходи».

Александр: Да. Многие ругают академии и продолжают ругать. Мол, мало футболистов переходит во взрослый футбол. Но ведь у нас между юношеским футболом и взрослым была пропасть. Многие выпускники просто падали в эту пропасть и разбивались. Кто не разбивался – играл в КФК или еще где-то. Сейчас потихонечку мостики строят: U-17, U-19. Не все сразу, но прогресс идет. Взять ту же Германию или Голландию – не все сразу по щелчку отлично было. В РФС взяли программу немецкую – и построили на ее базе свою. Но самое интересное, что немцы уже от этой программы отказались. Они ее сделали, посмотрели все плюсы, но увидели много минусов.

Сейчас мода пошла на Бельгию. Но они же не взяли программу – и все. Они тоже будут редактировать. А мы, такое ощущение, всегда гонимся за вчерашним днем. Берем чужие программы, но ведь менталитет у нас не бельгийский и, тем более, не немецкий. Я прожил долго в Германии. Когда возвращаюсь, неделю привыкаю к России даже после 2 недель проведенных там. Поэтому надо все адаптировать на собственный лад. У испанцев, например, своя программа, мы же не говорим, что они плохо играют. Кто чемпионы мира последние лет 20? Испанцы. Последние победители U-17, U-19 – это Украина, Испания, два раза Голландия, до этого Англия.

Хорошо, если мы что-то берем за основу и пытаемся корректировать под себя. Нельзя брать и просто копировать: у нас дети не такие дисциплинированные, как те же немцы. Им если делаешь замечание – все, побежал и сделал. А у нас сразу обиды начинаются.

Кто-то говорит, что результат не важен. Но это говорят, либо лукавые, либо неумные люди. Как победа может быть не важна? Победа окрыляет. Если ты из 10 игр 9 проиграл, то ходишь, как в воду опущенный, не понимая, почему так. А когда выиграл больше половины, у тебя подъем: хочешь бежать на тренировку, потому что вчера выиграл, а хочу еще лучше играть. Конечно, не нужна, как правильно говорили коллеги, победа любой ценой. Но победы важны, они окрыляют.

Где-то надо кнут, а где-то пряник. Главное, держать золотую середину. Конечно, пряников желательно раза в 3 больше, чем кнута. Но он тоже необходим.

2 КОММЕНТАРИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Получайте новые статьи

Подписывайтесь в наши социальный сети, чтобы получать новости о выходе новых статей и видео

Вам может понравится