Иван Бакулин: О трансферном рынке в детском футболе. Путь Вячеслава Караваева в “Зенит”.

Иван Бакулин – известный футбольный агент, который представляет интересы таких футболистов, как Вячеслав Караваев (Витесс Голландия), Денис Давыдов (Спартак Москва) и многих других.

Сергей: Сегодня с нами известный российский агент Иван Бакулин. Произошло крутое событие, у всех сейчас на слуху трансфер Караваева в «Зенит». Расскажи, какие твои ощущения, как все происходило?

Иван: Это большой трансфер, судя по той сумме, которая звучит в прессе, и по тому развитию, которое происходит у футболиста в его карьере. Я думаю, что это однозначно шаг вперед для Вячеслава, и я надеюсь, что у него все получится.

Сергей: Ты, как агент, проделал огромную работу. Сейчас, когда уже все завершилось, какие у тебя ощущения?

Иван: Я думаю, что в данном случае работа заключалась не только в том, чтобы перейти конкретно в «Зенит». Не было такого, что надо вернуться в Россию или надо перейти непосредственно в «Зенит». Конечно, мы рассматривали все варианты, и «Зенит» — это просто большой клуб с большими возможностями, я сейчас не про финансовые. Это постоянная борьба за высокие места – конечно, это шаг вперед. Так получилось, что это «Зенит». Однозначно, если бы любой другой футболист, которому поступает предложение от большого клуба играть в еврокубках, бороться за высокие места, конечно же, он примет предложение «Зенита». И таких было очень много в «Зените», поэтому однозначно шаг вперед.

Сергей: Как развивалась карьера Славы Караваева, из «ЦСКА» в какой первый клуб он перешел?

Иван: «Дукла», «Яблонец», «Спарта», «Витесс», «Зенит».

Сергей: Какими качествами обладает Караваев, что он, придя туда, все время двигался наверх и смог адаптироваться к европейской культуре, субкультуре?

Иван: Я бы поделил вопрос на две части: первая часть – именно по отношению к самому Вячеславу. Он такой человек, ему нескучно всегда быть одному, это немаловажный фактор, потому что бывают ребята, которые остаются одни, и им скучно, они не знают, что делать, они маются, им надо, чтобы кто-то был из родных. Знаете, бразильцы такие. У него в этом плане все спокойно, он сконцентрирован был всегда на работе, и что самое важное я заметил за эти годы – то, что многие ребята, которые уезжают туда, не совсем понимают, зачем они туда уезжают. С одной стороны, они понимают: «Да, я еду играть», — но это как должное у них воспринимается. Самое важное, когда ты едешь заграницу – ты должен понимать, зачем ты туда едешь. И многие это не до конца понимают.

Это идеальное место, на мой взгляд, вторые чемпионаты, не на первых ролях, для именно становления молодых ребят. Потому что именно этот переходный мост, потому что там они мужают, там они понимают, что такое профессионализм, там они понимают, что такое конкуренция, как ее выигрывать, что это возможно, и потом уже смело двигаются вперед.

Сергей: Есть два пути: это обкатка первой-второй Лиги России, путешествия по всей России, и обкатка через Европу. Как тебе кажется, что в этих вариантах хорошего, что плохого?

Иван: Начнем с того, что все индивидуально, мы не можем взять всех и отвезти куда-то в другую страну: Чехия, Польша, Голландия. Или, наоборот, взять всех и завести во 2-ю Лигу или в ФНЛ. Каждый футболист, каждая карьера, она индивидуальна, и ты смотришь и реагируешь на то, что есть у тебя в данный момент. Если мы понимаем, что футболист соответствует, условно, Европе, мы не говорим про Испанию, то конечно же ты начинаешь работать в этом направлении. Там же тоже надо понимать, они тоже выбирают.

Если ты приедешь, это не значит, что вот футболист, берите. Они смотрят, они анализируют, если им не нравится, они говорят: «Нет, нам это не подходит». То есть, там большой профессиональный чемпионат, там играют люди из различных сборных Чехии, Польши, Словакии, Словении. Да, там нет Мессии, Роналдо, Иско и так далее, но там есть свои сильные футболисты, которые работают, развиваются, играют в сборных. Поэтому если мы понимаем, что он может, он соответствует, то стараемся это делать.

Сергей: Расскажи, каким образом в твое поле зрения может попасть футболист?

Иван: Как и все, на футболе. Ездишь, смотришь, вглядываешься, анализируешь, представляешь, как можно развить его карьеру, над чем помочь.

Сергей: С какого возраста ты начинаешь проявлять интерес к мальчикам, этим футболистам? Какого возраста они должны достичь?

Иван: Наверное, с 14 лет. Я начинаю приглядываться, то есть, не делаю абсолютно никаких выводов, я просто слежу за ними на протяжении какого-то времени. Но тут такая среда очень конкурентная, агентский бизнес, и многие считают, что кто первый схватит, а дальше разберемся. У меня немного другой подход, я очень скрупулезно к этому подхожу, смотрю всегда несколько матчей с сильными соперниками, со слабыми соперниками, как он реагирует на победы, на поражения. Даже не общаясь, даже если я не знаком с ним. Только потом, если я понимаю, что мне нравится, я вижу какие-то навыки, какие-то качества, я начинаю знакомиться и общаться.

Сергей: Все «слитки» в Москве, или ты ездишь в какие-то другие города: Питер, Краснодар?

Иван: Не так часто, но да, я езжу на какие-то турниры. Помню, я даже с Сашей Клюевым, агентом Головина, сидели, и я говорю: «Саш, я постоянно на футболах, я знаю про всех. Как я мог не увидеть Головина, объясни мне?». Он говорит: «Ты бы его и не увидел, потому что мы нашли его на турнире “МРО”. Мы сидели, смотрели футбол, там был Андрей Мовсесьян, и мы увидели: одна игра, вторая игра, третья. И после этого начал общение».

Поэтому здесь не угадаешь, здесь надо смотреть, искать. Это достаточно монотонная и скрупулезная работа, нужно быть готовым, что 90% — коту под хвост. Времени тратишь достаточно.

Сергей: Как тебе сейчас уровень нашего детско-юношеского футбола с 14 лет?

Иван: Я бы воздержался от того, лучше или хуже. Это, наверное, не мне судить, потому что я не заточен на то, чтобы обсуждать, как играет команда, как тренер ее тренирует. Понятно, что мы можем сесть, выпить кофе и что-то обсудить, но я отказываюсь от публичных заявлений. Я даже больше бы обратил внимание на личности, какие-то конкретные проблемы. И на мой взгляд, это связано с личными качествами ребят. Объясню на примере.

Выпуск, он попадет в команду мастеров, начинает тренироваться уже с более опытными футболистами, которые уже имеют опыт выступления в Премьер-Лиге, более мастеровитые, сильнее, может быть даже быстрее и так далее. И возникает вопрос: что он может противопоставить им, будучи в основном составе? Ему 18 лет. Понятно, что он проигрывает в опыте, это все на протяжении какого-то времени формируется. Понятно, что он проигрывает в каких-то физических кондициях, потому что все-таки 25-летние футболисты, даже 30-летние гораздо сильнее, чем 17-18-летний мальчик. Но что мешает ему сделать хорошую подачу? Ничего не мешает ему, это его личный скилл, личный навык. Что ему мешает научиться хорошо играть головой, если у него есть на это все возможности? Что мешает нападающему при подачах хорошо играть в касание в штрафной площади?

Это личный навык, на мой взгляд, который тренируется. Его просто нужно развивать, тренировать.

Сергей: Получается, что нашему детско-юношескому футболу не хватает тренировок или персонализации?

Иван: Я говорю о тренировке персональных навыков, именно конкретных ребят конкретной позиции. Если мы сейчас молодому футболисту сделаем 10 подач, нападающему, и попросим ему слету пробить из этих 10, то я даже не буду говорить, сколько он забьет, я бы говорил о том, сколько он попадет в створ.

Сергей: То есть, у нас сейчас не до конца обученные футболисты выпускаются?

Иван: Они обученные: они могут и остановить, они могут и отдать, они могут и обыграть. Но если ты хочешь играть в большом футболе, у тебя должен быть хоть какой-то навык, на чем ты играешь, что ты можешь противопоставить более мастеровитым ребятам. Понятно, что все мы, все футболисты, которые играют в большой футбол, они так или иначе играют на каких-то навыках, они играют на сильных качествах. Мы не можем играть на слабых качествах. То есть, это из вопроса, когда, я помню, маленький был, и мне папа говорил: «Надо слабую ножку подтягивать». Но сейчас я говорю о том, что, если у тебя есть сильные качества, развивай их на 100%.

Сергей: Ты считаешь, что если сейчас футболисты поймут, где их супер-навык, и начнут вкладывать в него, то все его увидят?

Иван: Все увидят, что в своей позиции, в роли крайнего хава, что у него очень крутые кроссы. Давай возьмем пример: Златан Ибрагимович, он же не пытается всех обводить, он играет на своих качествах, возьмем Артема Дзюбу, он играет на своих сильных качествах, возьмем Бекхэма, у него был один скилл ярко выраженный – это удар, он у него был отработан до умопомрачения, и когда ты читаешь его книги или автобиографию, он говорит: «После каждой тренировки я оставался, делал по 40 ударов из различных ситуаций». Поэтому, когда Бекхэм мог дать передачу на 60 метров прямо в ногу – это сильный навык. Второй его навык был менее заметен – это его работоспособность, когда писали, что Бекхэм был одним из самых работоспособных футболистов в том Манчестере.

Я считаю, что молодые ребята должны концентрировать свое внимание ближе к выпуску. Понятно, что их обучают тактике, командным действиям, но они должны уметь выделяться.

Сергей: Как я знаю, наши олимпийские чемпионы по синхронному плаванию тренируются 9 часов в день, футболисты тренируются 1,5 в день. Этого даже по статистике недостаточно.

Иван: Я здесь с тобой согласен, поэтому, когда я слышу: «Я очень устал», — я говорю: «Не проблема, приезжаешь домой, отдыхаешь и идешь дальше работать». Но здесь надо знать меру, не надо каждый день до умопомрачения. Есть какие-то дни, ты работаешь над своими навыками: в субботу игра, за день-полтора ты уже начинаешь целенаправленно готовиться к игре. Потому что, что такое игра? Игра – это как экзамен, ты должен показать, что ты умеешь, что ты можешь, а не для того, чтобы выйти и просто обыграть ту или иную команду. На игре футболисты себя продают, там футболистов и покупают: смотрят футбол. Никто не смотрит тренировки, все смотрят игры. Это экзамен.

Поэтому я считаю, что основная большая проблема – это развитие личных навыков у молодых футболистов. Попадая в большой футбол, они ровные, одинаковые и, соответственно, становятся неконкурентоспособными.

Сергей: У тебя есть клиент Денис Давыдов. Почему Денис Давыдов не превратился в русского Месси, скажи честно?

Иван: Я думаю, русский Месси – это определенное клеймо, которое ему дали. Когда ему это дали? Ему это дали после матча, когда был матч-открытие на открытой арене, они играли с «Партизаном». Тогда играл полу-дублирующий состав «Спартака-2», и Дениса выпустили на 2-м тайме, и настолько его голова на тот момент была свободна от всего, что он просто играл в свой футбол, в который он умеет играть.

После этого матча, я помню, Леонид Арнольдович как-то сказал, что у нас есть свой Месси.

Я не хочу сейчас никого обвинять в этом, наверное, это будет неправильно. Не хочу сказать, что это какая-то неудача, потому что Денис играет. Давай будем говорить в контексте «Спартака». Через год, когда год он отыграл в «Спартаке», тогда это был Якин, он играл со Славой Кротовым, играл, наверное, не потому, что он был сильнее, а потому что на тот момент, я думаю, Леонид Арнольдович сказал: «Я больше никого не буду покупать, играйте теми, что есть». Был такой период у Якина, когда он играл Кротовым и Давыдовым – молодые ребята, что Слава, что он. После этого момента я начал просить руководство пустить его в аренду.

Сергей: Из основного состава «Спартака» ты просил, чтобы его убрали?

Иван: Я не просил, чтобы его убрали, а отдали в аренду. Потому что я на тот момент уже понимал, что, когда ты болеешь за «Спартак», ты не понимаешь, насколько сильное давление испытывают те люди, которые работают в клубе. Я не работал в клубе, я просто находился рядом с футболистом, но даже я понимал, насколько сильное давление испытывают футболисты, насколько сильное давление испытывают руководители и так далее. Все болеют за «Спартак», практически все болеют за «Спартак». Давление хорошо ты сыграл, плохо – всегда тебя обсуждают. Давление очень большое, и представляешь, 17-летнему парню справиться с такой популярностью, с таким давлением бывает невозможно. Бывает, ребята просто не выдерживают и ломаются, ну что говорить, взрослые ломаются.

Тогда я стал разговаривать с руководством, чтобы Дениса отпустили. Но не получилось. Я не буду говорить, что и как не получалось, сначала был Якин, потом пришел Аленичев, потом к нему пришел Массимо, и все эти тренеры, когда видели Дениса, говорили: «Мы его никуда не отпустим, он будет у нас, он будет играть. Это талант, и таких мы уже не видели давным-давно». Но когда ты оказываешься в «Спартаке», когда ты сталкиваешься с этим давлением, я говорю даже про тренеров, когда ты понимаешь, что результат очень важен, то тебе уже не до молодых футболистов.

Поэтому я считаю, что в какой-то момент Денис просто пересидел в «Спартаке».

Сергей: То есть, лучше уходить?

Иван: Не то, что уходить, ему надо было где-то сформировать себя, взрослеть, мужать. Может быть, это можно делать в «Спартаке», но «Спартак» — достаточно большой клуб. Возьмем пример, допустим, «Челси», мы возьмем мировой футбол, мы возьмем Матича, который перешел в «Челси», и он там не играл, он уехал в «Бенфику» и отыграл там несколько сезонов. Но там он уже был футболистом сборной.

Давай возьмем Салаха – тоже был в «Челси», тоже не играл, уехал, одна команда «Рома» купили «Ливерпуль».

Де Брёйне – тоже был в «Челси», тоже не играл. Кажется, он учился сначала в Бельгии, потом в «Вольфсбурге», потом его купил «Манчестер Сити».

Здесь абсолютно такая же ситуация, но только не на уровне мирового футбола, а на уровне нашего чемпионата. Если рассчитывать на 100% на этого футболиста, ты понимаешь, что ты не даешь ему такое количество времени, которое он должен получать, хотя бы немного, по чуть-чуть ты его подводишь, как это было в «Локомотиве» с Бариновым. Его подводили, так или иначе, но сейчас он всё – игрок Сборной России, он уже состоялся, как футболист. Это абсолютно нормальная практика. Здесь же немного перетянули, переждали, может быть, перестраховались. Потому что, когда все считают, что ты один из самых талантливых, то ты должен быть лучший в команде. Но я так не считаю. Я считаю, что если даже в топ-клубе появился хороший футболист, они обязаны отнестись к нему индивидуально, но не так, чтобы с него пылинки сдувать, а помочь ему сформироваться если не в клубе, то рядом с ним.

Сергей: Лучший футбольный агент по мнению Ивана Бакулина?

Иван: Я бы поделил агента на две составляющие: есть агент – это тот, кто работает с футболистами и со всеми вытекающими, а есть посредник, который соединяет точку A с точкой B.

Кто-то считает, что лучший агент тот, кто денег зарабатывает нормально, а кто-то скажет, что агент, который развивает, и его футболисты растут. Конечно, если мы говорим про финансы, то 30 миллионов комиссии у Мендеша за приход в «Атлетико» Феликса.

Сергей: Россия или Европа для твоего футболиста?

Иван: Тоже с нюансами, смотря что.

Сергей: РПЛ или Чемпионат Голландии?

Иван: Конечно РПЛ.

Сергей: Лучший российский футболист на данный момент?

Иван: По последним матчам Головин.

Сергей: Лучшая детско-футбольная школа России сейчас?

Иван: Я думаю, что та, которая дает максимальное количество детей, ребят, воспитанников в большой футбол. Здесь надо просто взять и посмотреть. Возьми сейчас «Краснодар», который сейчас развивается, я думаю, «Чертаново» тоже. Они хоть и стараются свою команду максимально удержать, опять-таки, они все это делают на развитие, и я думаю, что очень много воспитанников «Чертаново» будут расходиться по всему российскому футболу.

Сергей: Талант или трудолюбие?

Иван: Однозначно трудолюбие.

Сергей: Смотреть пойдешь футбол дома или на стадион?

Иван: Лучше на стадион, но посмотреть все матчи сразу ты не можешь, поэтому что-то ты смотришь на стадионе, что-то ты смотришь дома. Бывает, что приходишь на футбол и понимаешь: «Я потерял 1,5 часа своей жизни, сидя на этом стадионе».

Сергей: У тебя есть футболист: очень хороший контракт или очень амбициозная, перспективная команда?

Иван: Я думаю, что именно в данном контексте это одинаково. Какой возраст у футболиста? Давай вспомним пример Вани Соловьева, ему было 18 лет, он в «Динамо» был, и он развивался, все было круто, и уехал в «Денис» на очень большие деньги. И где он? Никто не знает.

Или возьмем какую-то Уфу, тех же ребят, которые переходили в Уфу: Амликов, Зинченко. Опять-таки Зинченко Уфа многое дала, но ты не забывай, что Зинченко тоже до этого играл в «Шахтере». Я думаю, что на карандаше он был уже давно, но Уфа здесь большие молоды.

Поэтому здесь в зависимости от возраста: 18-19 лет – конечно же амбиции, если тебе 25, и ты к чему-то идешь, и тебе предлагают улучшенный контракт, ты понимаешь, что ты к этому шел – конечно же.

Сергей: Главная удача в твоей жизни?

Иван: Семья, дети.

Сергей: А главная ошибка, которую ты совершил, сейчас откатившись на прошлое взглядом?

Иван: Это как ты к этому относишься. Я думаю, что ошибки – это катализатор, если ты правильно их воспринимаешь, ты делаешь правильные выводы, ты двигаешься вперед. Такая движущая сила. Ты можешь взяться за голову и сказать: «Все пропало», — либо сказать: «Окей, я сделаю из этого выводы и буду двигаться дальше и дальше, этого не повторится». Поэтому я к ошибкам бы относился лояльно. Может быть это нехватка опыта, либо это незнание, и ты просто становишься опытнее, мудрее, взрослее. Естественно, на пути к этому ты делаешь какие-то ошибки, так или иначе, я думаю, это неизбежно. Вопрос в том – повторяешь ты их или не повторяешь.

Сергей: Самые сложные переговоры Ивана Бакулина по его клиенту за всю историю?

Иван: Я бы не сказал, что у меня их было очень много. По сравнению с теми «акулами» этого бизнеса, которые уже здесь больше 20 лет работают, я всего ничего. Я бы не сказал, что были какие-то сложные. Бывали непростые ситуации, которые надо было как-то развивать. Если сравнивать Славу Караваева, когда мы из «Спарты» переходили в «Витесс», это было не просто потому, что «Витесс» хотел, а «Спарта» не хотела. Она абсолютно не хотела его продавать, и притом его не хотели продавать руководители. Они не хотели, они понимали, кто такой Караваев, но и тот тренер, который был тогда, абсолютно его не видели. Поэтому мы в тот момент решили: «Окей, раз вы не видите, мы хотим двигаться дальше». Мы просили трансфер, и это было сложно, потому что мы прибегали к различным манипуляциям, чтобы уйти. И в конечном итоге под нашим напором, под напором того же «Витесса», под напором того же футболиста «Спарта» решила отпустить.

Сергей: Самые забавные моменты, когда игрок напрашивался, он говорил: «Вань, стань моим агентом, устрой меня, дай мне шанс».

Иван: Таких писем, на самом деле, очень много. Но я хочу сказать, что бывает, присылают письма: «Помогите». Мамы пишут, папы, или сами ребята присылают. Был один забавный случай, сейчас расскажу. Над этим нельзя смеяться, потому что все мы люди разные.

Но помню, мне написал один парень, он мне сказал, что «я не хуже Кокорина, мне 25 лет, я вам сделал нарезку, посмотрите». Я включаю первую часть, на которой он бежит спиной от лицевой линии до центра поля. Он мне написал, что он был после травмы, там 7 минут. Я смотрю минуту, думаю: «Ладно, давай перемотаю», — 4 минуты: опять он бегает туда-сюда не быстро, но как может. Или он вел мяч по кругу тоже 7 минут в одну сторону и в другую.

Такие моменты бывают, и ты с одной стороны относишься к этому с улыбкой, а с другой ты понимаешь, что ты абсолютно никак не можешь ему помочь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Получайте новые статьи

Подписывайтесь в наши социальный сети, чтобы получать новости о выходе новых статей и видео

Вам может понравится