Игорь Гребенников: Когнитивные тренировки, стажировка в Бенфике, метод Коджи.

Игорь рассказал нам о своем опыте тренера, как в России, так и зарубежных матчах и стажировках, чем отличается наш футбол и чего ему не хватает.

Сергей: Сегодня человек, которого мы очень ждали – Игорь Гребенников, тренер «Локомотива». Расскажи немного о себе, чтобы мы представляли твой путь, который ты проделал.

Игорь: Мой путь интересен. Меня зовут Игорь Гребенников, я из города Воронеж, мой путь интересен тем, что я приехал в Москву в 2013 году и начал искать себе работу. Первое место – это была футбольная школа «Football Stars», сейчас она называется «Чемпионика». Я был ее сооснователем. В то время еще в Москве не было ничего, связанного с дошкольниками футбола, а человек, который это все организовывал, он съездил в Америку, увидел этот бизнес: детки-дошкольники, футбол – и решил это все перенести сюда. И все началось именно с «Football Stars».

Сергей: Ты, можно сказать, запустил идею коммерческого футбола в России?

Игорь: Только она появилась, и я сразу появился в компании вторым тренером, дальше я уже стал старшим тренером, методистом, писали методики. Лично я писал, лично составляли, готовили, выступали, организовывали различные мероприятия для развития этого проекта.

Но в дальнейшем я понял, что становится тесновато: коммерческий футбол детский и более профессиональный — они различаются. И мне захотелось пойти получить лицензию и попробовать свои силы дальше. А так как мы работали с футбольной академией «Спартак», то у нас было сотрудничество, что лучшие дети из филиала «Чемпионики», они попадали в «Спартак» на просмотр. И получилось пройти стажировку в академии «Спартак».

Надолго там задержаться не получилось, потому что у нас были определенные сроки на стажировку. И на этом останавливаться опять же не хотелось, хотелось идти дальше, и попробовался в академию «Локомотив». И там уже благодаря Клочкову Сергею Александровичу, который меня увидел, у которого я проходил практику, получилось остаться. Он увидел во мне что-то, разглядел и предложил пойти помогать младшим возрастам. Так я пришел в академию «Локомотив» в 2015 году, и с 2015 уже скоро пятый год.

Сергей: Как тебе в общем детский российский футбол? У тебя большой обзор: есть коммерческий футбол, есть профессиональный футбол. Разница в них какая, если брать юношей 10-ти лет?

Игорь: Если брать в общем, то коммерческий, конечно, больше идет на развлечение и привлечение, грубо говоря, детей к спорту в целом. Это социальный проект, потому что не все попадают в какие-то топ-академии и вообще в академии, а я знаю многих детей, которые вообще хотят заниматься спортом, просто хотят заниматься футболом. И многие родители говорят: «Мы не хотим дальнейшего про, мы хотим, чтобы ребенок развивался, ему нравится футбол — он сегодня играет. Если завтра ему будет нравиться хоккей — он пойдет в хоккей. Но сегодня мы хотим заниматься футболом, мы готовы за это платить деньги, отдавать его на тренировки».

Поэтому я считаю, это очень важно, и в Европе это очень развито, что практически все дети уже с 5-6 лет занимаются в каких-то государственных школах, которые там есть: в Германии, Бельгии, Голландии. А в дальнейшем проходят какой-то отбор, попадают уже в какие-то топ-академии, и уже там начинают какой-то свой путь в профессиональном футболе.

Сергей: Ты был в «Чемпионике», коммерческой футбольной школе, тут ты попадаешь через стажировку в «Спартак», «Локомотив». Что меняется, что ты начинаешь узнавать новое о футболе, чего ты вообще, например, не знал?

Игорь: Это бешеный взрыв мозга, когда ты переходишь из коммерции в профессиональную лигу. Поменялось полностью все. Когда я пришел первый раз в «Спартак», увидел, что происходит в «Спартаке», то, чем мы занимались в «Чемпионике» — это были разные вещи. Если у нас был сделан акцент на веселье, на интерес, зажечь ребенку это желание играть в футбол, тут я прихожу в «Спартак», и начинается дисциплина, полный контроль, полное взаимодействие между детьми. Нет такого, что кто-то может уйти куда-то, пойти к маме, к папе. То есть, уже более профессиональная подготовка начинается с 6-7 лет. И когда ты приходишь из коммерции во взрослую академию, где уже идет отбор, тебе кажется, что это какой-то другой мир, другой уровень.

И после «Спартака», когда я пришел в «Локомотив», для меня это стало другим тоже миром. Опять же философия немного отличается, различия в тренировочном процессе в любом случае есть, и когда ты видишь эти два взгляда на «Спартак» и «Локомотив», то тебе все тоже кажется по-другому. Ты не понимаешь, как себя перестроить. Ты начинаешь проводить тренировки, которые ты проводишь в «Чемпионике», допустим, и к тебе подходит тренер, говорит: «Так не надо делать, у нас немного другой акцент. Мы понимаем, что вас учили веселить, развлекать, но у нас профессиональная академия». Мы должны ребенка прежде всего научить, не развеселить, а научить его, и немного все по-другому.

Более всё выстроено правильно: есть подготовительные части, основные, заключительные — все более профессионально.

На то время, когда я был в «Чемпионике», дети занимаются с 4-5 лет, там все совсем по-другому, там больше акцент на веселье, на интерес и на зажечь желание у этого ребенка, чтобы он играл в футбол.

Сергей: Футболист 11-го года русский и футболист иностранный. Есть какие-то различия в методике, которую дают ему тренеры, или как он себя ведет на поле? Может быть, раскрепощен, не раскрепощен? Вы очень много путешествовали по разным турнирам в Европе. Где вы были?

Игорь: Испания, Италия, Германия, Австрия, Латвия, Беларусь. Все, что можно.

Сергей: А с кем играли, кто из больших грандов?

Игорь: Все были: первые составы «Ювентус», «Милан», «Бавария» — все топ-команды. Когда мы приезжали на турниры, для нас становится таким шоком формат турнира. То есть, в каждой стране свой формат турнира, независимо Италия, Германия, Испания, Франция. Приезжаем в Испанию – 2011 год, мы играем в России в формат 4+1, приезжаем в Испанию – формат 6+1 с линии офсайда. Для детей шок, для тренеров шок, никогда такого не делали, никогда не видели.

Приезжаем в Германию, в Италию 2009 год, им тогда было 8 лет, опять мы играем 4+1, где-то 6+1, 2 по 20, иногда 15, приезжаем туда – одна игра 13 минут. Опять шок, дети не понимают, выходят на поле, мы начинаем играть, раскатывать, смотрим время – 8 минут прошло. Опять катаем, нам гол забивают, смотрим на часы – 12 минут, время закончилось. Это для детей шок: «Игорь Владимирович, почему время закончилось? Мы же два тайма». Нет двух таймов, нет ничего, одна игра 13 минут.

Дальше в день 7 игр, 8 игр. Очень большой объем. Самое интересное, что такие турниры в Италии, Германии часто по 100, по 150 команд. То есть, собираются лучшие гранды, дополняются своими местными командами, и получается такой микс: сильного, среднего и низкого уровня команды – и все между собой играют. Самое интересное – когда мы приезжаем в Испанию на турнир с 2011-м годом, видим команду «Порту», «Спортинг» и какие-то команды из Испании, видно, что они знакомы. То есть, дети уже так много между собой играют, что для них это не становится каким-то стрессом, как мы приходим, видим команду «Порто», и дети смотрят с такими открытыми глазами: «Это же “Порто”, мы их никогда не видели, как интересно. Дайте нам их потрогать». И тут же мы видим испанцев, португальцев, они приходят, пятерки бьют, начинают общаться, тренеры общаются, видно, что все знакомы.

Для них нет какого-то страха, они растут постоянно в таком мире друг с другом, зная друг друга и постоянно развиваясь.

Мы приезжаем – для нас это что-то новое, они приезжают – для них это обыденный турнир, где они просто приехали, поиграли. Ничего особенного, мы каждые полгода с ними видимся, а наши дети с какой-нибудь командой «Порто» может быть больше никогда и не увидятся в жизни. Они на этом закончат свой турнир, потому что в турнирах европейских мы очень мало играем именно с грандами.

Что касается именно детей, то, конечно, они различаются в ментальности. Как мы говорим, они более уличные. Только мы зашли в Испании в столовую, наши детки аккуратно стоят смотрят, что происходит, и вбегает команда «Порту» 2011-го года, хватают все, что можно из еды. А наши просто сидят, спокойной едят, то есть не обращают ни на кого внимания.

Сергей: У нас уже дисциплину тренируют, а у них посвободнее?

Игорь: Посвободнее, да, то есть, они могут свободно выйти в холл в отель и начать в футбол играть. Мы своим детям запрещаем, говорим: «Нет, нельзя, нас поругают европейцы, вы что, вы в отеле». Там просто по кафелю летают дети «Порто» 11-го года играют в футбол, и тренеры сидят спокойно, ни слова не говорят замечания. Вот такая у них, как мы говорим, культура – ребенку можно, ребенку разрешается, пусть играет.

Что касается той же ментальности, той же среды – они растут немного в другой среде. Были в Испании, вышли на пляж, я эту историю многим рассказывал, начинаем играть в футбол. То есть, наша команда 11-го года начинает играть в футбол, и к нам подходит мальчик, зовут его, как оказывается, Оскар. И как оказалось, он 2011-го года рождения, так получилось, что он подошел в джинсах, в футболе: «Можно с вами поиграть?», — «Можно». Он выходит играть, и у него уровень не хуже, чем у нашего ребенка. Просто с улицы, может, он вообще в футбол не играет, не знаю, может, он не футболист, просто подошел.

Идем дальше, идет дождь, пляж, это уже следующий день, стоят две красивые девушки, жонглируют мячом головой. Мы просто не понимаем, где мы находимся, почему этого в России нет, почему нет в странах СНГ, когда люди на пляже просто играют в футбол, жонглируют девушки. Все общаются о футболе, то есть, футбол у них на первом месте, у них это религия или какая-то философия, что ребенок должен с мячом быть. У нас этого меньше, именно поэтому, когда мы приезжаем на турниры, мы закрепощенные, все разглядываем, для нас все это интересно, а они приезжают к себе домой, они играют в футбол, дети раскрепощенные, уверенные в себе. Видно, что они не боятся проиграть, то есть, команда проигрывает – они спокойно уходят и готовятся к следующему матчу. Очень интересно увидеть своими глазами, как это все происходит.

Что касается именно формата турниров, они, конечно, молодцы, что делают в день по 6, по 7 игр. Для чего? Формат очень маленький, одна игра – 15 минут, но ты сыграл игру, проиграл и ты не переживаешь, у тебя сейчас 6 игр будет, ты эту игру забудь, еще все исправишь. Ты играешь следующую игру, выигрываешь, ты про нее забываешь, следующая. Все это очень классно в отличие от того, что мы приезжаем на какой-то турнир, в день одна игра, мы проиграли – и все. Там у тебя в день 7-8 игр, ты сыграл: у тебя были игры хорошие моменты и плохие – и в совокупности в этом миксе хорошего-плохого у ребенка с настроением все хорошо. Даже если он ошибся, какой-то привез гол, в следующей игре он это исправил, у него все нормально. То есть, их форматы, они интересные, и мне кажется, многим нашим людям, кто занимается турнирами, нужно задуматься о таких форматах: в день 6-7 игр по маленькому времени. И для детей будет больше практики сыграть с разными командами, и нам, тренерам, будет спокойнее, что в одной игре проиграл, а в другой выиграл, и все будут довольны. Мне кажется, это путь к развитию.

Сергей: Как нам немного нужно поменять ментальность детей, что-то можно сделать такое? Что бы ты стал, допустим, применять к своей команды, или только за счет опыта большого?

Игорь: Когда мы были со сборной, где мы выиграли первое место. С чего это все началось? Я поехал в Германию, посмотрел, как работают там, прочитал несколько книг, благодаря своим товарищам, на немецком. И понял, что очень большое внимание уделяется командообразованию, именно закладыванию таких ценностей с детства. То есть, нужно быть уверенным в себе, нужно быть уверенным в своей команде, нужно быть уверенным в своем тренере – вот эти ценности закладываются с детства. И ребята, как мы говорим, в команде, они всегда уверены.

Грубо говоря, Барселона – отличная команда, вы лидеры, всегда все будут по вам ровняться, и вы должны статус держать. У нас в России очень мало такого команднообразования и закладывания ценностей. Если ребенок в 15 лет выходи на более старший воз, возраст, а у него этих ценностей нет, ему очень тяжело. Негатива практически нет, если ты в академии: «Ты – топ, команда твоя – топ, ты должен всегда поддерживать свою команду, ты должен поддерживать даже соперников, ты должен быть уверенным в себе». То есть, мы говорим с детства это идет на протяжении какого-то определенного возраста, 5-9 лет. Понятно, что у ребенка откладывается психология и все, и они выходят играть уверенными в себе.

Мне кажется, что нам в России на это нужно сделать акцент. И будет конференция, я буду выступать с командообразованием, как раз с этой темой. Наверное, в этом плане ментальности, в этом плане командообразования мы еще отстаем. Потому что даже на фоне сборной, когда мы приехали, первое, что мы начали делать – это командообразование: «Ребята, мы должны уважать себя, мы должны уважать партнера, мы не должны никого бояться». Мы показывали различные видео: видео их голов, видео их хороших моментов.

Я считаю, это работа на протяжении всего возраста. Грубо говоря, ты работаешь с ними год, два, три и на протяжении 3-х лет ты должен закладывать все эти ценности у ребенка, чтобы в дальнейшем, когда у ребенка будут какие-то сложности: не попадает он в состав, не забил он пенальти, какие-то у него проблемы – чтобы он сразу не сломился, а такие ценности у него были заложены, психологическая уверенность в себе. Ему будет легче это преодолевать.

В Португалии, допустим, мы были, у них есть психологи в академиях. Я прихожу на тренировку, на тренировке 6 специалистов: главный тренер, помощник тренера,

Сергей: Какой возраст?

Игорь: 14 лет. 6 специалистов на одну команду, они все расставлены, все работают, и мы спрашиваем: «Кто шестой?» — «Это психолог», — «А почему на тренировке?» — «Представляете, идет момент, мальчик играет, мы видим, что у него что-то не получается, он расстроен». Это не тренер подходит к нему спрашивает, это подходит психолог со своим багажом знаний, он знает, как к нему подойти, с какой стороны, он спрашивает, еможет, у него что-то не получилось, может у него проблемы в школе, может у него проблемы с девушкой. У каждой команды психологи, они работают, и главное – что не тренер этим занимается.

Если взять академию «Бенфики», то это масштабы безграничные. Академия на самоокупаемости, как они рассказывают, они продали за год на 250 миллионов евро.

Сергей: Расскажи, видно было, что Жоау Фелише – это топ?

Игорь: На том фоне, который мы видели, там они все были топ. Как они бегут, как они действуют, мы спрашиваем у тренера: «Как вы отбираете ребенка?» — он говорит: «Вот ребенок 16-17 лет. Если ему идет передача, он должен первым касанием принимать, только тогда его возьмут. Мне не нужен ребенок, который будет делать 2 касания, 3 касания». До такой степени они должны быть обучены, они должны быть в себе уверены, физически развиты, технически обучены – это все в совокупности дает такого футболиста, как Феликс.

Интересную статью мы сейчас нашли: в «Порту» он занимался, с ним занимался тренер очень сильный Лиджнерс, который сейчас работает помощником Клоппа, и он рассказывал о такой методике подготовки детей, что они берут лучших игроков, например, лучших 2-3 детей 15-ти лет, ставят их против защитников 16-летних играть, а вратарей 17-летних, чтобы ребенок развивался. Идет чисто индивидуальная работа с футболистом, сильным ярким футболистом. Не как у нас, все акцентируется на группы: мини-группы, большие группы, средние группы. Могут взять одного футболиста, и начинают с ним конкретно работать: навесы, завершение, удары по воротам, какие-то упражнения 1 в 1. То есть, идет индивидуальная работа, нам нужно подготовить футболиста, которого можно продать за 126 миллионов евро.

Сергей: Мы очень далеко от этого?

Игорь: Мы очень-очень далеко, потому что когда я приезжаю в «Андерлехт» академию, мне рассказывают, что у них вместо физкультуры занимаются техникой. У них есть две школы: одна на голландском языке, другая на французском языке – и чтобы дети ерундой не занимались на физкультуре, утром к ним приходит тренер из «Андерлехта» и начинает с ними работать технику. А после этого они еще идут на свою тренировку, где еще это отрабатывают. То есть, до такой степени это выстроено.

А до 10 лет они идут в специальный класс, где занимаются когнитивными тренировками: ловкостью, всем остальным, работают над переключением внимания, объемом внимания – всем этим занимаются до 10 лет. Выстроено все до такой степени, что потом к ним приезжают такие футболисты, как Рональдиньо. Они рассказывают, что даже в «Андерлехт» в свое время приезжал Рональдиньо, и они его взяли в академию, они его зачислили в академию. Но папа был очень восхищен своим ребенком, он считал, что его ребенок – звезда, и ему уже положены какие-то бонусы, контракты, и «Андерлехт» на это не пошел. И он просто обратно уехал в Бразилию. Смысл в том, что человек приезжал из Бразилии в «Андерлехт» именно пробоваться.

Сергей: Португалия и Бельгия, на мой взгляд, может быть, еще Голландия, являются топами. При условии, что это маленькие страны достаточно, они колоссального прогресса за последнее время добились. Что ты там еще видел?

Игорь: Если начинать с самого начала, то конечно же удивили масштабы академий, что в академии присутствует все для развития. Что касается полей, различной инфраструктуры, селекционеров, как нам рассказали, больше 100 селекционеров работает на «Бенфики» и ищет футболистов просто по всей Португалии. То есть, в любой город они могут заехать, в любом городе будет их селекционер, который будет искать игрока. Это очень влияет на саму академию, что лучшие дети появляются там.

До 12 лет все дети занимаются в своих филиалах около дома. Лично заезжали на такие тренировки, смотрели, тут дома, здесь какое-то поле, и просто детки занимаются: 2008 год, 2009 год рождения, занимались футболом. Но спрашивается: когда они придут в академию центральную? Только в 12 лет. Главный кампус работает с 12 лет, только в 12 лет ребенок может быть зачислен. Да, может быть, исключения в плане талантов одного игрока, но вообще с 12 лет.

И тут начинается серьезная работа в плане тренировочного процесса. Тренируются они очень много. Когда мы говорим, что мы играем в футбол 4+1 тренеру из «Порту», он говорит: «Это что, мини-футбол? У нас все дети уже с 6 лет играют 6+1». У них формата маленького нет. И начинается тренировочный процесс, то есть, с 12 лет у них тренировки двухразовые по 2, по 2,5 часа. За счет объема, за счет правильно выстроенного тренировочного процесса, всему уделяется внимание. Если мы говорим, что мы ударом головой может уделить внимание раз в месяц, то у нас этот компонент будет отрабатываться каждую неделю на одной тренировке.

Когда мы приходим в спортзал, и там дети работают в спортзале. Мы не понимаем, что происходит, закончилась тренировка? Нет, это только начнется. Мы выходим на тренировку, они еще полчаса занимаются индивидуальной техникой: кто-то играет головой, кто-то отрабатывает передачи. И потом начинается тренировка 1,5 часа, где интенсивно команда работает, не просто где-то шагом ходят.

Да, где-то чуть больше, где-то чуть меньше, но по сравнению с нашим это огромная разница.

Сергей: А по России какой стандарт сейчас?

Игорь: У нас все, что касается до 12 лет, мы тренируемся 3 раза в неделю и плюс один игровой день. Опять же, меня очень беспокоит этот игровой день. В Бельгии есть определенная программа, где написано, что ребенок должен сыграть в день не менее 60 минут. У нас в этом проблема, что у нас счиается, что команда должна сыграть один час, и это нормально, а то, что ребенок из этого времени мог сделать 10-15 минут максимум.

Поэтому мне кажется, что нам нужно пересмотреть игровой день, чтобы ребенок час мог играть, пускай он сыграет здесь 20 минут, в следующей игре 20 минут – и после в итоге наберет этот час игрового времени. Но если ребенок игрового времени не набирает, то как он будет набирать и развиваться, если мы говорим, что дети развиваются через игру, и получают этот игровой опыт?

В Бельгии многие школы, академии с 5 лет есть funny-школы. И там даже работают тренеры «Андерлехта», и они уже всех лучших детей знают. Они знают лучшего ребенка, где он занимается, а потом их приводят к себе. И у них тренировки, получается, начинаются, как мы говорим, игровые тренировки, где они друг с другом, и самое главное – что у них есть тренировка по физподготовке. Целый день они занимаются именно развитием физических качеств.

Мы приходили на тренировку, это была вечерняя тренировка в 7 вечера. Она проходит в обычной школе, где есть инвентарь. Грубо говоря, есть школа, «Андерлехт» завез туда свой инвентарь и заключил контракт с этой школой, и там они проводят тренировки.

Самое интересное – что микроциклы «Андерлехта» меня очень удивили. У них не как у нас построена блочная система, что мы всю неделю занимаемся ведением или передачами. В Европе от этого уже отошли, там понятия микроцикла блочного уже нет, ни в одной академии, в которых я был, понятия этого нет.

У них разбиты на какие-то определенные цели, которые мы должны решить за неделю. Например, как нам рассказывал «Андерлехт»? У нас есть 6 задач, которые мы должны решить за неделю: ведение, передачи, удары по воротам, взаимодействие в малых группах, тактические перестановки и развитие координационных. Допустим, эти 6 задач, и все эти 6 задач они должны решить за неделю. Неважно, в каком это будет порядке, например, в понедельник я могу решить передачу мяча и комбинации, в среду я могу решить удары по воротам и ведение, а в пятницу моменты какие-то.

И самое интересное – дети не играют в конце футбол. Мы приходим, тренеры из России, мы ждем: «Сейчас будет футбол, сейчас мы увидим, как дети играют в футбол». И тренировка заканчивается, мы такие: «А где футбол, самое интересное, вкуснятина? Мы же говорим, что дети минимум должны 30 минут играть в футбол. Они такие: «Нет. Футбол у них будет в субботу, в игровое время. Там они наиграются, все у них получится». Мы говорим: «А как же в течение недели?» — «Нет, на неделе у нас есть задачи, которые мы решаем. В футбол они могут поиграть в пятницу, придут вратари, и они поиграют с вратарям». Мы говорим: «А в среду?» — «А в среду у нас вообще вратарей нет и в понедельник. Вратари занимаются отдельно с вратарями. Вратари приходят в пятницу, если есть ворота, какие-то мы задачи решаем. Все остальное время они нам не нужны».

Если мы говорим, что у нас 30 минут обязан ребенок играть в футбол, он же пришел в футбол поиграть, то они говорят: «Нет. У нас ребенок пришел научиться, а в футбол мы будем играть субботу, у него час игрового времени, он наиграется в футбол, и он будет довольный, счастливый».

И самое интересное – что дети не просят футбола. Видно, что они к этому так привыкли, с 5 лет, я так понимаю, доносят, что не надо футбола.

Сергей: У нас неправильный фокус на тренировку?

Игорь: Да, я думаю, надо вообще пересмотреть тренировочный процесс, который у нас вообще есть, потому что мы стараемся тренировать в том смысле: спокойно встал, дал упражнения и стой, дети это выполняют, не вмешивайся. Опять же на примере «Андерлехта» был момент, когда тренер из Бразилии, топ-тренер работать с командой 2009 года рождения. Он построил их на линию дисциплинированно и начал объяснять про то, что «Андерлехт» – это их команда, нужно играть сердцем, нужно играть за команду. До такой степени он им объяснил, что они вышли и понеслись, тренер еще начинает больше давать эмоций, тренер не останавливается, у него всю тренировку голос. На таком эмоциональном фоне, и я когда смотрю на 9-й год и вижу свой код, такие различия, такие контрасты. Я думаю, наверное, мы что-то не то делаем, потому что все отличается: менталитет, среда, тренировочный процесс, отношение тренера к детям, отношение детей к тренировке. То есть, проходит тренировка – и тренер ни слова не говорит, дети просто переходят, начинают собирать инвентарь, собрали и просто построились на линию. Эти дети были 2012-2013 года рождения, тренер даже слова не сказал, он дал свисток, тренировка закончена, они все сами сделали и построились. Дисциплина тоже присутствует у них, тут разница очень большая по отношению к нашим детям, которые привыкли, что мы должны в футбол поиграть, мы должны повеселиться.

У нас уличный футбол стал умирать, уличного футбола становится все меньше, больше становится у нас спортивных школ, организаций, спортивных коллективов. Если раньше мы могли в любое выйти на улицу и увидеть ребенка, играющего в футбол с друзьями во дворе без родителей, без всего – этого сейчас нет. И это проблема не только гаджетов, интернета, это проблема родителей, которые поменяли свое мировоззрение: считают, что они должны больше находиться с детьми, приводить их на тренировку, завязывать им шнурки – все делать за них, поддерживать, подбадривать, быть каждую минуту с ними. А в Германии эту проблему стараются как-то решать, что много школ, уличный футбол умирает, и я сейчас на официальном сайте немецкой футбольной лиги прочитал, что со следующего года они хотят ввести закон о том, что дети до 8 лет, до 9 будут играть без судий. Грубо говоря, есть коробка, туда загоняют две команды, судья стоит в стороне, в крайнем случае контролирует, чтобы не подрались. И дети должны сами решать эти моменты спорные: где пенальти, где угловые. Не было ни родителей, ни тренера, ни судей. Мы разрешали все эти проблемы, не было вопросов, можно было и без драки, без ругательств решить вопрос, было пенальти или не было.

Со следующего года в Германии это официально будут вводить, чтобы дети сами развивались, принимали решения, выходили из сложных ситуаций и общались с другими детьми. Чтобы они не боялись никого. Получается, воспитывают личность, что ребенок вышел в коробку, он играет, тренер стоит где-то на бровке, судья тоже стоит, но вопрос с угловыми мы должны решить сами. Мы должны вопрос с пенальти решить сами, и я, допустим, должен проявить характер, чтобы взять этот мячик и сказать: «Да, здесь угловой. Здесь будет пенальти, мы будем бить».

Это мне очень понравилось в Германии, и немцы молодцы, они двигают футбол вперед своими немецкими центрами, различными турнирами, где они зазывают по 140 команд, чтобы дети их развивались. Когда я приехал первый раз в Германию на турнир и увидел местную команду, как она играет в футбол, я был просто под впечатлением. Я спрашиваю: «Что это за команда, это академия?» — «Нет, это местная деревенская команда. Там 20 ярких мальчиков было, что их можно было с собой набрать в нашу команду». До такой степени у них развит этот футбол массовый, что в каждой дворовой команде, в каждой школе есть 1-2 ярких игрока, которые в дальнейшем будут развиваться и попадут в этот немецкий центр, где потом его может забрать «Боруссия», «Бавария», либо какая-то другая академия, но также в возрасте после 13 лет.

Сергей: Четыре нововведения, которые ты ввел у себя в тренировочный процесс?

Игорь: Первое самое масштабное для меня – это когнитивные тренировки. У меня это в каждой тренировке, и акцент на это идет постоянно: на переключение внимания, на взаимодействия рук, ног, чтобы это все работало одновременно. Это все присутствует, стараюсь, чтобы это было на каждой тренировке, я это начал делать уже давно, и благодаря им мои футболист развиваются. Многие тренеры, которые выполняли эти упражнения, задания, они очень довольны, им очень нравится. Дальше – это метод «Андерлехта», который я узнал еще до «Андерлехта», в интернете нашел, академия «Луганов» в Швейцарии по нему работает. Называется это коджи-тренинг. Есть своя система, в которой работают. Если подробнее, то это система, где фишки расставлены крестом, и игроки стараются свои упражнения, технический комплекс, игровые упражнения – выполнять в этой системе для того, чтобы они с детства уже привыкали к расположению. Я видел, что действительно они работают в этой системе, деткам нравится, детки довольны тем, что происходит. Это я привнес в свои команды, и все мои команды, что 2011, что 2010, теперь 2008 год, они все переходят на эту систему. Я этой очень системой доволен, потому что она не только развивает технические какие-то элементы, поставили – и они работают, тут очень много внимания: куда игрок должен бежать, вправо, влево, то есть, игроки всегда сконцентрированы, игроки всегда внимательны, и мне это очень нравится.

Есть еще – это сенсебол на нитке, я тоже это взял. Честно скажу, я был на многих турнирах европейских, откуда я это все увидел: дети стоят, разминаются с этими мячами на нитке, потому что не всегда есть время и место размяться, подготовиться к турниру, но дети стоят спокойно, выполняют различные упражнения с этим мячом.

Сергей: А что дает этот сенсебол? Что он позволяет игроку получить?

Игорь: Однозначно это ритм, координация. Ребенок должен в одном темпе работать, плюс координация – ребенку, особенно на раннем этапе, очень тяжело помогать по мячу, который в пространстве, на нитке. Самое главное – это количество касаний, сколько ребенок бьет по мячу. Если ты ему дашь обычный мяч и скажешь «Бей внешней частью», то мяч ударится и улетит. Он улетел, ребенок пошел, его взял, он ударил – он опять улетел, и ему надоело. А здесь он бьет, бьет, он никуда не улетает, ему нравится. Я многим детям давал, и не один не сказал, что это неинтересно.

Я провожу тренировки, иногда они даже сами его берут и начинают заниматься.

Самое последнее, что мне понравилось в Европе – это то, что они не работают по блокам, по мироциклам. Они развивают все, потому что футбол – это не только передачи, не только 1 в 1, это комплекс, и в нем они тренируются. То есть, у них в тренировке присутствует все. Стараюсь в одну тренировку включить то, что у нас присутствует в игре. Я не делаю так, что всю тренировку мы бьем только по воротам. Если мне интересно решить задачу ловкость на тренировке, то могу 1 в 1 дать, с ударами по воротам, с передачами. Дальше может пойти ведение с какими-то взаимодействиями, потом какие-то игровые упражнения 1 в 1, 2 в 2.

Был один смешной момент – я пришел на тренировку 2009 года, сделал им классную тренировку, была очень классная тренировка, и я прихожу на следующий день, думаю: «Сейчас я ее повторю, потому что она в прошлый раз зашла, и сейчас зайдет». И я прихожу, начинаем делать упражнения, ко мне подходит мой воспитанник, Илья Ларионов, говорит: «Игорь Владимирович, мы же вчера это делали, зачем мы будем сегодня это делать?». Я такой стою: «Ну как, она же интересная», — «Нет, мы хотим что-то новое, мы не хотим одно и то же делать». Меня после этого переклинило, и я понял, что каждая тренировка должна быть разная, что каждая тренировка должна быть в удовольствие, потому что когда им нравится, вырабатывается дофамин, и дети начинают быстрее запоминать. Когда у них что-то новое, интересное, они упражнение быстрее запоминают. Когда им упражнение не очень нравится, монотонно они выполняют, им это сложнее откладывается. Но когда им нравится, когда есть эмоции, то конечно же они быстрее запомнят, они быстрее это запомнят.

Пятое правило – это как опыт, но я до сих пор это делаю, что каждая тренировка должна быть разная. Даже если есть похожее упражнение, я его видоизменяю, подставляю под своим задачи и стараюсь что-то добавить, чтобы детям было интересно.

Сергей: Что такое когнитивные тренировки?

Игорь: Самое главное, на что делать акцент в когнитивных тренировках – это внимание и развитие правого, левого полушария. То есть, задача ребенка – одновременно выполнять два каких-то действия, чтобы он постоянно думал. Если брать самый начальный уровень, то ребенок может вести мяч и делать какие-то движения руками с теннисными мячом. Или жонглировать и поднимать фишку, класть ее обратно – это начальный уровень, когда ребенок одновременно выполняет два каких-то действия. Это тяжело, и приходится ему задействовать весь свой мозг: ты вроде жонглируешь, у тебя все сконцентрировано на мяче, а тебе нужно еще руками что-то делать, это очень сложно. Если брать более продвинутый уровень, дети уже научились, то тут идут игровые упражнения, где ребенок постоянно переключает свое внимание, то есть, только он сделал передачу одному игроку, он бежит мячик отнимать у другого, только он сделал удар по воротам – он переключает свое внимание и выполняет другие действия.

Есть целая направленность, когда есть подразделения: техника, где занимаются когнитивно, есть игровые упражнения в малых группах, есть командные упражнения, где задействованы когнитивные возможности. Как я это делаю? Например, игра в футбол, мне очень важно, чтобы ребенок думал, чтобы не просто играл в футбол, а постоянно думал. Я надеваю на одну команду красно-синие манишки, на другую команду зелено-фиолетовые манишки, и задача одной команды, например, красной, он может сделать передачу синему, но синий не может сделать передачу своему синему. Постоянно думать, то есть, у нас четыре игрока в команде: два красных, два синих, красный только делает синему, синий только красному – и игрок постоянно думает: «Только я получил мячик от игрока, я не могу ему уже вернуть, я должен найти другого игрока». Другой должен открыться. То есть, заставлять ребенка постоянно думать, и это взрыв мозга для детей.

Когда ты делаешь ребенку в 7-8 лет, они просто не понимают, что происходит. Для чего это делается? Чтобы заставить ребенка постоянно думать. Когда он привыкнет постоянно думать, ему будет легче, а когда мы его заставим быть концентрирован, эти системы Коджи, где ребенок не просто ведет мяч, а он постоянно думает, куда ему вести мяч, куда ему нужно сделать передачу, куда ему нужно потом бежать – это позволяет тренеру сконцентрировать ребенка, чтобы он всегда был готов, чтобы, когда ребенок выходит на футбольное поле, он уже готов, он уже сконцентрирован.

Даже на разминке многие европейцы для чего делают эту систему коджи – чтобы он был сконцентрирован и не волновался. Как мы иногда выходим на матч? Мы видим, что сзади «Барселона» разминается, дети дрожат, еще тренер дает упражнения, где ты просто передачи делаешь, и ребенок акцент не на передачах делает, а акцент на то, что «Барселона» сзади. Им нужно думать, я говорю: «Ребята, если цифра 2 – мы бежим вправо, цифра 4 – бежим вправо, цифра 3 – бежим влево». И ты начинаешь давать это задание, понятно, что ты внимание убираешь и заставляешь концентрироваться, заставляешь постоянно мыслить. И я поработал с 9-м годом, с 11-м годом на когнитивных тренировках, то есть, постоянно заставлять ребенка думать, мыслить, переключать внимание, и прирост просто колоссальный, если брать детей, с которыми я не работал.

Очень быстро они развиваются, они становятся быстрее думать, они становятся более креативными, более внимательными, более сконцентрированными, более восприимчивыми к чему-то новому. У ребенка новая база движений: он может жонглировать, он может мяч вокруг себя крутить, он может передавать, то есть, у него задействованы все виды координации, ловкости, и в дальнейшем уже проще базовую технику получать и развивать.

Это классная вещь. Когнитивные тренировки в Европе, они везде используются.

Сергей: А сколько они в Европе существуют?

Игорь: Я занимался 3 года, это опять же было немассово, никому не рассказывали, как-то не спрашивали, интересно не было, но я занимался этим 3 года.

Сергей: То есть, ты это знал, но ты об этом не говорил?

Игорь: Да, поэтому мы с 9-м годом всем выигрывали. А сейчас я всем сказал, и уже тяжелее становится, потому что на тот момент, когда я это делал, этого нигде не было, и мне самому неизвестно было, где брать. Приходилось полностью весь интернет обсмотреть, и реально информации очень мало. И когда я приехал в «Андерлехт» на первую тренировку на свою, и тут 2012-й год рождения, мальчик ведет мячик и подбрасывает теннисный, я говорю: «Вот это я попал вовремя, вот здесь это есть.» То есть, в «Андерлехте» все это используется, но для них это распространено. Для нас это что-то новое, это что-то интересное, чего мы никогда не видели. Просто ноу-хау, что ребенок какие-то два действия делает, какое-то переключение внимания, какие-то игры на цвета, на фишки, лампочки загораются. Для нас это все новое, мы еще не вкусили этого всего. В Европе это уже все давно распространено.

Как мне кажется, это уже давно у них, больше 10 лет.

Сергей: А ты на конференции выступал с когнитивными тренировками?

Игорь: Да, мы показывали мастер-класс, но опять же, мы показывали самое легкое.

Сергей: А кто-то говорил: «Игорь, слушай, что ты несешь? Есть футбол, вот поле, а на нем ворота. И мы вот так будем делать»?

Игорь: И сейчас сталкиваюсь. Всегда есть две стороны: одна сторона: «Да, это круто, мы используем», — и я скажу, что мне очень много благодарностей было, мне тренеры пишут практически каждый день о каких-то упражнениях или материалах. Понятно, что это тяжело дать, потому что его практически нет у нас в России, чем могу, помогаю, показываю видео. Есть, конечно, та сторона, которая действительно говори: «Нет, есть стена, есть мячик, есть мальчик. Поставил – все нормально, нужно провести селекцию, найти мальчика, и все».

Есть две стороны, которые всегда будут бороться, я считаю, что на это не нужно обращать внимания, нужно двигаться вперед и искать что-то новое.

Я о когнитивных тренировках узнал у Клоппа, для меня это было самое интересное. Я читал его биографию, я открываю книгу – и там он пишет: «Я в “Боруссии” когда работал, я привнес когнитивные тренировки». Для меня это было что-то новое: когнитивные тренировки, что, как? «Боруссия» всех выигрывала. Я сразу захожу в интернет, нахожу видео, где действительно занимаются когнитивными тренировками, бросают различные теннисные мячи, переключение внимания. И сейчас я знаю, что Клопп и в «Ливерпуль» это перенес и там это использует.

Мы говорим, что даже во взрослых командах это использует, это все есть, это все действует. И тренер такого уровня, как в Англии, он вице-премьер Лиги, старается это использовать.

Тренировки нацелены на то, чтобы ребенок постоянно думал. То есть, как мы привыкли? Что ребенок просто ведет мячик и ни о чем не задумывается, обыгрывает фишки. И ребенок привыкает то же самое делать в игре, то есть, он ведет мячик, он не думает. Здесь же изначально уже пытаемся заложить, что ребенок не просто обводит фишки, он заставляет себя думать: называть какой-то цвет, делать какую-то ассоциацию, делать руками какое-то действие. Например, мы можем говорить: на белый цвет мы показывает финт Роналдо, на зеленый цвет мы показываем финт Зидана, а на желтый цвет мы показывает финт Месси. Задача ребенка – постоянно думать, как только он к этому привыкнет, ему будет легче на футбольном поле выполнять какие-то задания, решать какие-то задачи определенные. Он упрощает себе задачу, тем самым в тренировочном процессе все это исполняется, дорабатывается.

Эмоциональный фон нацелен на то, чтобы ребенок был сконцентрирован полностью на определенном упражнении. Я очень много замечал, что когда ребенок просто ведет мяч, ему скучно, даже когда ребенок делает передачу, ему скучно. Это было во многих академиях, я видел многие российские академии, и там ребенок просто стоит возле стены или напротив бордюра и друг другу делают передачи.

Тут у них нет времени думать о других вещах. Если я подберу им задания, цвета, это может быть что угодно, может быть, это будет что-то поинтереснее, и для тренера это будет начальный этап. Но смысл в том, чтобы ребенок был сконцентрирован, внимателен и думал. И весь тренировочный процесс свой я пытаюсь построить на таких упражнениях, где ребенок думает, действует и развивается.

Раньше мы никогда этого не делали, а дети всегда хотят попробовать что-то новое. И каждая тренировка должна быть новая, один раз можно назвать цвета, второй раз – ассоциации, третий раз – финты можно сделать, четвертый раз можно придумать что-то новое. Тогда ребенок это будет быстрее запоминать и быстрее развиваться.

Сергей: Через какое время примерно плоды ты можешь увидеть в игре?

Игорь: Это такой вопрос, который всегда все задают, очень много вопросов было: «Когда мы увидим результат?». Мы говорим о ребенке, о конкретном ребенке, насколько он обучаем, насколько он это впитывает в себя. Есть дети, которые могут через месяц уже показать улучшения в плане внимания, быстроты принятия решений. А для некоторых ребят это может быть и 2, и 3 месяца, а может еще больше, потому что ко мне приходят многие ребята и начинают делать эти упражнения, они фишки-то с трудом обыгрывают, а тут нужно цвет называть. А еще иногда я усложняю и даю им в руки какой-то мячик теннисный. Ты делаешь три действия одновременно: ты ведешь мячик, ты задействуешь руки, и ты еще должен называть цвет. И это так тяжело, что хотя бы 2-3 месяца, чтобы он и просто освоили эти движения, но все равно будет свой результат, потому что я на себе это все испытал. Я видел детей, которые намного быстрее все осваивали и в дальнейшем становились гораздо сильнее детей, которые этим занимались. Даже знаю детей, которые этим не занимались, потом им давали, и тренер говорит: «Получается, действительно мои ребята намного быстрее стали думать, принимать решения».

У меня это все построено, это не так, что я взял, провел неделю, забыл и через полгода в микроцикл опять его написал. Каждую тренировку я стараюсь не только цвета, это какие-то игровые упражнения, игра в футбол, какая-то разминка, но все постоянно на внимание. Даже салки построены всегда на переключении внимании: тут догоняю я, догоняют меня, сразу переключаю внимание — снова я. Чтобы ребенок постоянно думал.

Все-таки нужно этот метод использовать. Я видел академии, где использовал такие упражнения использовал такие упражнения, где они с теннисными мячами. Во взрослом футболе, 18-19 лет. Опять же, это все так размыто, потому что у нас этого еще нет, и поэтому они не до конца понимают. Они видят два упражнения, я уверен, будет много вопросов, где же 3-е, 4-е упражнения. Есть определенный скелет, на него уже накладывается все.

Принцип – что ребенок должен думать, что нужно построить упражнения так и тренировочный процесс так, что ребенок думает и старается эти все моменты решить сам. Ты ему сказал: «Называй цвета», — и он должен сам идти думать, ты ему не подсказываешь, а он сам пытался назвать цвет. А ты его только контролируешь: где быстрее, где медленнее, где подбодрить и эмоциональный фон поднять. Ребенок должен быть сконцентрирован.

Сергей: Какие методы вы используете для того, чтобы вовлечь ребенка в упражнение?

Игорь: Всегда использовал метод: придумать упражнение и назвать его так, чтобы ему было интересно. Когда только пришел в детский футбол профессиональный, эти упражнения 1, упражнение 2, упражнение 3 – дети их не запоминают и забывают, но когда ты называешь его каким-то именем, или ты объясняешь, что какой-то футболист это делал, детям это очень нравится. Из своей практики брал упражнения, говорил, что эти упражнения выполнял Месси, Роналдо. И у детей глаза горят, они готовы, они уже во внимании, они твои, ты можешь делать что угодно. Ты можешь дать упражнение даже самое простое, но если будут думать, что это сделал Салах, у них будет зашкаливать уровень мотивации, будет вырабатываться дофамин, им интересно, им радостно, и они готовы с двойным усердием все это выполнять. Поэтому всем советую придумать что-то интересное, чтобы заинтересовать своих детей. Только когда ребенок заинтересован, он готов это выполнять, он весь твой. Если ребенку это неинтересно, то он и развиваться не будет.

Главная проблема российского футбола – это родители, папы=тренеры, которые считают, что они во всем разбираются, и они лучше нас знают. Мамы, которые постоянно лезут после игры с бананом, с шоколадкой, с молоком, в перерыве она кремом готова намазать ему лицо от загара, несет панамку ему на голову.

Другой папа пришел, мне написал алгоритм действий, который ребенок должен делать в нападении в 8 лет. Он мне написал алгоритм действий: он должен передачу сделать сюда, это туда. Я стою и думаю: «Какой алгоритм? Мы пока не можем с мячом, закончить передачу». Нет, уже можно, папа уверен, что, если я дам его алгоритм ребенку, он будет забивать. Все, и проблема эта очень большая всего российского ребенка, что родители не понимают, что не нужно лезть и не нужно где-то объяснять тренеру, что-то доказывать. Про боление это отдельная тема, когда родители приходят на трибуны, начинают объяснять, куда бежать, что делать. С одной стороны тренер, который на джойстике, там папа на джойстике, там мама, которая: «Беги, сынок, забей год, дай пас!». Ребенок вообще не готов к этому, он приходит на футбол, чтобы им покомандовали.

Это главная проблема нашего футбола, и как с ней бороться – мы и так объясняем, и так, и на тренировках стараемся объяснять: «Не мешайте, мы развиваем, никто никого не отчисляет, никто никого не прогоняет, мы стараемся дать возможность каждому ребенку». Но что получается? Как только ты проговорил, проходит неделя, и опять начинается.

В Европе мы видим, что родители с флагами, поддерживают, какие-то песни, кричалки. У нас это полностью отсутствует, у нас этого нет, и считаю, что нам нужно начать с родителей в первую очередь. Они должны понимать, что не каждый станет футболистом, не каждый станет Месси, а психику ребенку сломать можно в любом возрасте, чтобы он был замкнутым, чтобы он боялся на футбол прийти, потому что у нас в 12 лет дети уже говорят: «Я не хочу футболом заниматься». Грань должна быть между родителями, между тренерами, между ребенком. Как бы мы ни хотели выиграть, это правильно, но все-таки давать ребенку развиваться – самое главное в нашей тренерской деятельности и для родителей самое главное – чтобы ребенок развивался и рос здоровым.

Сергей: Какие коррективы, которые ты бы точно ввел в детский футбол в России? Какие первые несколько шагов ты бы точной сделал?

Игорь: Первый и главный шаг – это больше играть в футбол. Я считаю, что дети очень мало играют в футбол, мы приходим на тренировку, оттренировались, это все заканчивается. В субботу, воскресенье одна игра, и стоп, пора отдыхать. В Европе дети много играют в футбол, и главное в футболе именно играть, потому что они в него играют. Они не тренируются, они играют в футбол. Это дает им возможность развиваться дальше, в России этого очень мало: это одна игра, на этом все заканчивается. А тут мы играем 10 минут, мы еще шестерками меняемся, поэтому когда ребенок выходит, он не поймет, папа, мама покричали, и садись на свою скамейку, игра закончилась через 20 минут.

Самое важное – играть детям на турнирах детских. Нам нужно больше детских турниров, больше фестивалей детских, где дети могут в день играть по 3-4 игры, и самое главное – это для них дает результат. Очень важно сделать так, и мы стараемся это сделать в своих академиях. Я уверен, и Спартак, и «ЦСКА» и многие другие пытаются делать так, чтобы результат не давил на детей. Потому что у них все равно есть понимание результата, и оно никуда не девается, вот это ожидание, отведенка тренера. Чтобы больше было именно игры, игры с эмоциями, драйва детского, где мы видим много голов, энергии и детского позитива.

Второе – что поменять или добавить, – это конечно тренировочный процесс. Это качество тренировок, их количество. Я считаю, что мы тренируем немного меньше, чем в Европе, может быть, есть какие-то школы, которые стараются больше тренироваться, но по большей части мы тренируемся меньше и не так качественно. Как ни крути, многие тренеры в своих тренировочных сессиях, занятиях, используют какие-то упражнения, которые действительно ребенку могут быть не нужны, неинтересны, и может быть подождать и не использовать. Потому что футбол двигается вперед, много всего нового, и я считаю, что тренеры должны ездить развиваться. Сейчас тренд за миксами, то есть, те, кто миксует — что-то новое присоединяет из других видов спорта, за ними будущее. Мы видим это во взрослом футболе, мы говорим про когнитивные тренировки, специалистов разных направленностей набирают. То есть, микс делают. И если мы будем стараться в наши тренировки что-то новое привносить, добавлять, то, возможно, и количество часов много будет, но развиваться все равно нужно, добавлять тренировки нужно и стараться это сделать более насыщенной, интересной, и тогда детям будет интересно.

Потому что реально приходишь на тренировки, смотришь на тренера, которому неинтересно, он в телефоне стоит, на 25 человек, в очереди. Которые стоят, обводят одну фишку. Родители в телефон это снимают и недовольны. Хочется больше интересных тренировок, где детский интерес проявляется.

Мы сейчас столкнулись в России с тем подходом, что мы делаем раннюю специализацию для детей младших возрастов. Да, мы хотим заниматься только футболом, баскетболом, хоккеем: «С 3-х лет я отдаю своего мальчика в футбол». Именно в футбол в 3 года, целенаправленно, чтобы к 6-ти годам смог пройти просмотр в академию «Локомотив». Мы знаем таких родителей, которые целенаправленно в 3 уже знают: «Я хочу, чтобы мой ребенок в 7 лет был в “Локомотиве”, потому что я знаю, что будет отбор в “Локомотив” 7 лет. И до 7 лет я буду его готовить. Мне неважно все остальное, мне нужно, чтобы он научился с мячом». Мне звонит папа: «Игорь Владимирович, мы хотим в “Локомотив”, мы хотим план», — «Какой возраст?» — «4 годика. Мы уже готовы начать, пора технику ставить» — «Нужно как-то двигательную активность развить, он вообще бегает?» — «Он дома на диване от кошки убегает». Я говорю: «Может, ему пора уже в баскетбол поиграть, в волейбол?» — «Нет, мы хотим только футбол. Будет утром заниматься индивидуально с тренером по технике, в обед он у меня в какую-то команду ходит заниматься, а вечером я с ним сам занимаюсь». То есть, акцент идет на определенный вид спорта.

Сейчас мы столкнулись с тем, что в Европе считается, что наоборот очень важно до 12 лет дать ребенку возможность попробовать себя в различных видах спорта, получить игровой опыт разных направленностей: это может быть хоккей, это может быть футбол, это может быть волейбол, теннис – что угодно, но чтобы ребенок развивался всесторонне, чтобы его физические качества были развиты.

В футболе используются одни виды ловкости, в волейболе это другие. Это не значит, что не нужно футболом заниматься, это значит, что нужно в футбол добавить другие виды спорта, и ребенок ваш будет еще более прокаченный, он будет еще более мотивирован заниматься спортом, ему будет это интересно.

В Америка проводят различные исследования, и подводят статистику, что в «НХЛ» 90% играющих хоккеистов до 12 лет занимались 3-мя видами спорта, и только к 12 определялись с одним видом спорта. Я определился в 12 лет, что я хочу заниматься хоккеем. В Голландии, я знаю, в «Аяксе» тоже просят заниматься различными видами спорта. Мы не делаем акцент только на футбол, да, занимайтесь футболом, это ваш выбор, но еще старайтесь где-то себя дополнить, добавить крупицу тенниса, волейбола, баскетбола, и тогда ребенок сможет себя по полной проявить.

У нас в России этого сейчас нет, и я борюсь с этим, пытаюсь даже своим родителям в академии говорить: «Пойдите в волейбол, пойдите в теннис поиграйте». Необязательно это должно быть платно, это может быть бесплатно. Ваш ребенок может быть более прокаченный, на что они мне говорят: «Нет, это не надо, мы хотим футболиста, мы хотим заниматься техникой по футболу с вами». И это неправильно, искоренить это очень тяжело, мне кажется, что есть сейчас в нашем понимании, что ранняя специализация, что это поможет развиваться ребенку, что он станет великим футболистом, но это все неправильно.

Сейчас мир доказал, что многие элитные спортсмены на разных этапах занимались разными видами спорта. Теннисист я знаю, Федерер – он сам писал, что «я занимался футболом». Я читал его биографию, там он занимался футболом и теннисом, и только потом выбрал теннис. Это не значит, что он с 3-х лет занимается теннисом. Мы говорим разная направленность до хотя бы 10 лет, тогда у нас будет какой-то результат, и мы сможем подтолкнуть футболиста для разнонаправленного.

Чтобы не получилось, что ребенок 20-летний не захотел заниматься футболом, пошел в другой вид спорта, потому что он предрасположен к баскетболу, допустим: у него высокий рост — ему футбол надоел, и он захотел развиваться баскетболом. А он баскетбольный мяч никогда в жизни не бросал, ему бросишь теннисный мячик – он его левой рукой поймать не сможем.

О каком мы говорим баскетболе, если он никогда не занимался? А когда ребенок до 12 лет занимается различными видами спорта, то конечно же легче всего проявить один путь. Роль для все родителей — вех тренеров в различных академиях и школах направлять своих детей, своих воспитанников заниматься разными видами спорта, какие у тебя разнообразные мероприятия, игра общего, для всестороннего развития своего воспитанника, своего ребенка.

Сергей: Хочется немного блиц такой устроить, потому что ты сказал много всего. «Эталон футбольной команды?».

Игорь: На данный момент «Ливерпуль», который играет в футбол очень эмоциональный, интересный, игроки горят желанием, бегут, забивают голы, Клопп мотивирует команды, говорит что 70% моих тренировок – это тимбилдинг, я просто стараюсь понять эмоциональный фон. На данный момент «Ливерпуль очень классно играет в футбол.

Сергей: Три лучшие тренеры в мире?

Игорь: Клопп – первый, второй, наверное, для меня это Ориго Саки, который поменял свое понимание футбола. Это все. Наверное, это человек, который очень много сделал для «Локомотива», я сам болею за «Локомотив» в детства. Он сейчас работает в одной команде, по-моему, тренером команды, как он ее сам сделал, своими руками.

Сергей: Футболист Месси или Рональдо? Талант или супер-трудолюбие?

Игорь: Однозначно Роналдо, и я считаю, что Роналдо все делает сам, развивается, вкладывает в себя. Очень интересно читать, когда пишут футболисты про него: у них тренировка в 7 утра, он уже приехал в 6 утра, приехал домой – еще там тренируется. И я считаю, что Рональдо очень много сделал для футбола в целом. Самое интересное – я недавно читал статью, и пишут, что, если сравнивать мы с Роналдо, и в наших реалиях легче стать Рональдо. Почему? Потому что можно найти футболиста с психическими возможностями, пониманием, желанием развивать. Такой, как Месси, его можно не найти. Ты можешь искать его в Испании – он родится в Аргентине, ты можешь его искать в Аргентине – он родится в Африке.

Игорь:Это очень сложно, опять же, представляете, как это для детей звучит, что Месси – талант. А другой ребенок, он не талант. Это не значит, что ему не нужно заниматься, наоборот, для каждого ребенка Рональдо должен быть в приоритет, что этот человек сделал себя сам, он не был таким талантливым: болезни, бытовые сложности в жизни – он это все преодолел, и для каждого ребенка очень важно смотреть на Рональдо и стремиться к этому, тогда у него будет все хорошо.

Сергей: Лучше детский тренер или тренер второй лиги национальной команды?

Игорь: Для меня лучше детский тренер, потому что это дети, они на тебя смотрят, тобой восхищаются, и конечно же ребенок должен понимать, что ты можешь научить его, дать ему. Вторая лига – это немного другой футбол, взрослый футбол, другие цели, задачи. Но на данном этапе для себя мне хотелось бы научить, помочь ребенку получить футбольное образование и дать возможность играть в футбол. Это намного интереснее, я считаю, для молодых тренеров, попытать свои силы в детском футболе, чтобы попытаться передать свои знания, свои эмоции молодого тренера, свои интересы и возможности будущему поколению. Поэтому выбираю все-таки детский футбол на данном этапе.

Сергей: Стать чемпионом России со своим годом или два мальчика в основе «Локомотива»?

Игорь: Сейчас я работаю в академии, конечно для меня приоритет, чтобы два мальчика были там, играли в главной команде. Это вообще мечта любого детского тренера. Если у тебя не стоит цель мальчика довести до выпуска, то у тренера не получится в футболе. Конечно же, довести мальчика, я всегда говорил, что лучше проиграть какие-то турниры, но дать ребенку возможность себя реализовать. Поэтому только два игрока. Если бы я был в профессиональном футболе более выше, там бы я задумался, но на данном этапе это два футболиста, а лучше три, четыре.

Сергей: Главное удача в жизни?

Игорь: Главное – удача. Наверное, это то, что я попал в академию «Локомотива», она мне очень многое дала. И только с нее я начал свой футбольный путь. Естественно, все было бы сложнее, если бы Клочков не взял меня в «Локомотив», если бы не дал возможности проявить себя, я сейчас и не был бы здесь, не выступал бы на конференциях, не развивал бы детей, не давал бы и им возможности стать профессиональными футболистами. Поэтому, наверное, главное – то, что я попал, это меня развивает, мотивирует, дает возможность и дальше развиваться.

Сергей: Главная ошибка в жизни?

Игорь: Главная ошибка в жизни, сейчас считаю – это то, что я не учил иностранные языки. В детстве я считал, что они не нужны, я шел, играл в футбол, занимался различными делами, но я не учил английский. И сейчас, когда я понимаю, что столько информации, очень много возможностей развивать себя, и все-все можно брать оттуда – это главная проблема. Да, я сейчас занимаюсь, стараюсь ее решить, но, если бы на данный момент я знал бы английский очень хорошо, я был бы еще более прокачан, я был бы уверен в себе.

Сергей: Через 10 лет Игорь Гребенников – это Россия или Европа?

Игорь: Европа однозначно, хочется в Европу. Есть стремление, цель проявить себя там и какие-то свои мысли, идеи внедрить потом в европейском футболе. Конечно, не хотелось бы заглядывать на 10 лет, это очень много, хотелось бы это уже осуществить в более близком времени. Но, конечно, хотелось бы попробовать себя в Европе, потому что каждый специалист хочет больше профессиональной свободы, где топ-команда, топ-академия. На данный момент я в «Локомотиве», в топ-академии, здесь я проявляю, но Европа все равно движет, и хотелось бы себя там попробовать.

Сергей: Лучшая детская футбольная школа, которую ты видел?

Игорь: На данный момент, для меня детская футбольная школа академии «Бенфики» — идеально. Там тренировочный процесс – это просто колоссальные усилия всей системы, не только одного человека, вся академия работает на то, что каждый год должен быть футболист. То есть, у них есть задача каждый год выпускать футболистов профессиональной топ-академии. Нет никаких нюансов, задача у них одна. На данный момент «Бенфики» для меня топ-1 академия.

Сергей: А 200 млн долларов за полугодие – это просто грамотная работа академии?

Игорь: Да, я считаю, это работа всего тренерского штаба, всей академии, потому что они ищут детей, потом их доводят, стараются конкурировать. Надеюсь, что я смогу увидеть много академий, потому что есть уже какие-то варианты в Сербию поехать, в Испанию, и там нечто новое. Но я думаю, что все-таки «Бенфики» на первом месте.

Сергей: Давай какое-то от тебя напутственное слово для ребят?

Игорь: Всем тренерам, которые сейчас развиваются, молодые, которые горят желанием показать себя, хочу пожелать, чтобы они не боялись ничего: не боялись ошибиться, не боялись попробовать свои силы. Если есть цель, если есть мечта, то нужно двигаться, развиваться, тогда все получится. Только так можно изменить наш футбол в лучшую сторону. Если мы будем бояться говорить, бояться применять, бояться высказывать свои мысли, мы будем также стоять на месте, и ничего у нас не получится. Если мы все вместе будем стараться российский футбол изменить, стараться что-то привнести новое, что-то сказать, куда-то съездить, посмотреть, тогда мы в силе сделать наш футбол лучше. Хочется, чтобы в профессиональном футболе тоже было много молодых тренеров, как сейчас происходит в Германии. Там берут тренеров 27 лет, и они идут в команды взрослые.

Игорь:Хочется, чтобы и в России к этому пришли, и дали возможность молодым тренерам проявить себя. Поэтому молодые тренеры, вперед, дерзайте, у вас все получится. Я всегда открыт, и, если будут вопросы, всегда обращайтесь, поддержку вы от меня получите.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Получайте новые статьи

Подписывайтесь в наши социальный сети, чтобы получать новости о выходе новых статей и видео

Вам может понравится