Игорь Гребенников: Детский футбол, новый вектор, Европейский опыт

Интервью с тренером ФК “Локомотив” Москва, Игорем Гребенниковым

Сергей: Где берешь энергию?

Игорь: Внутренняя мотивация: если есть интересное дело, интересно им заниматься. Иногда устаешь, но энергия никуда не девается. Интересно проводить время с детьми, обучать, учить их, развиваться самому. Сейчас было много семинаров, вебинаров, поэтому мы все, как специалисты-тренеры, работники сферы футбола, очень многое взяли для себя. Это круто. Знания получают все, даже те, кто не хочет.

Сергей: Целый день читал твой инстаграм. Это очень круто и вдохновляюще: выдержки, мысли. Поэтому буду задавать тебе вопросы из твоих постов. Ты приводишь слова Венгера про нападающего, который развивается в уличном футболе. Почему ты выложил этот текст, что тебя в нем вдохновило?

Игорь: Это выдержка из контекста книги о Левандовском, его биографии. Читал всю ночь, мне очень понравился рассказ про нападающих, про то, что эти позиции вымирают. Сейчас очень много структурировано, ограничения, а нападающим нужно быть в своей стези, в своей природе, быть на креативе, с желанием забивать голы и разбираться в штрафной площади. То же самое подтверждает Гвардиола, остальные тренеры, поэтому меня это задело. Мне вообще очень нравится сама мысль, идея того, что нужно возвращаться понемногу к уличному футболу, потому что вся Европа к этому приходит, возвращается. Недавно Бавария выложила пост, что они отказались от детей до 11 лет в своих академиях. Это то, про что и я, и другие европейские тренеры давно говорили. Европейцы немного на другом уровне, они по-другому к этому относятся: в 5-7 лет дети должны просто играть в футбол и получать удовольствие. Латинская Америка и те страны, в которых уровень жизни не самый высокий – там чуть больше уровень уличного футбола, креатива, возможностей саморазвития. Это действительно имеет большое значение в развитии футболиста. Поэтому тема нападающих очень близка: они должны сами принимать решение и действовать. Причем это проблема всего мира – в твиттере очень много информации о том, что уличный, неструктурированный, детский футбол умирает, потому что на последнем собрании Конвенции о правах детей в Швеции сказали, что нельзя забирать у детей их возможность просто играть в футбол, получать удовольствие. В Европе очень трепетно относятся к этому вопросу: они считают, что детей в 5 лет не надо отбирать и заставлять тренироваться. Лучше, чтобы они просто играли в футбол. Мне кажется, мы тоже к этому придем в России. Многие академии уже отказываются от того, чтоб набирать детей. Шесть лет назад, например, коммерции практически не было, как сейчас. Все играли в «Спартак», «Динамо», «Чертаново». Когда я приходил в «Локомотив», мы начинали детей отбирать в 5 лет. Сейчас, по примеру других академий, мы начинаем отказываться от такого возраста. У нас есть коммерческие группы, которые отбирают позже. Мне кажется, через 2-3 года мы полностью откажемся от маленького возраста. Дети будут заниматься возле своего дома в удобных условиях, ездить на турниры, получать качественные тренировки от лучших тренеров. Мне кажется, это и поможет нам пойти дальше в формате Европы. В Голландии есть так называемые «фани-школы» – там преподают те же тренеры, которые работают в академии. Они приходят, занимаются «фани-весельем», следят за ребятами: смотрят, наблюдают за ними. Постепенно, к 6-7-летнему возрасту, уже берут в академию. Ребята занимаются возле своего дома, в удобных условиях. Я уже говорил в своих выступлениях: дети, которые занимаются футболом в 4-5 лет – это стрессовая среда, ситуация. Если сравнивать футбол с другими видами спорта, такими, как теннис, гольф, шахматы, это все-таки дружественная среда. Где на ребенка нет давления, нет стресса, соперничества, физического контакта, поэтому в этот вид спорта можно отдать ребенка даже в три года. Другая ситуация, когда ребенку 4 года, он играет с мальчиком-акселератом, тренер кричит, все это в изменчивой среде… Все это оказывает пагубное влияние на ребенка. Много случаев, когда у детей ломается психика. Нужно приходить позже – и тогда таких ситуаций не будет.

Сергей: Помнишь, у тебя был пост «Как заставить игрока рисковать?». Расскажи, как заставить детей идти на риск?

Игорь: Я выступал с конференцией о среде, о том, как среда формирует личность человека. Мы находимся в среде, которая из разных систем – макро и микро. Микросистема – это родители, друзья, футбольный клуб, школа. Больше – это система образования, футбольная федерация, культура, молодежная культура. Глобальная – это уже система в стране. Все системы между собой переплетаютсяв среду, в которой растет игрок. Невозможно вычислить одно из другого. Если я скажу: «Иди на тренировки, рискуй, креативь», а на следующий день ему в школе скажут ходить по струнке, соблюдая дисциплину, то эти средства противоречат друг другу. Нужно создать такую среду, чтобы ребенок мог получать удовольствие, рисковать, делать то, что ему нравится. Видя Португалию, Испанию, мы можем заметить их среду по игре в футбол. То же самое касается футбольной культуры: футбол в России всегда будет отличаться от футбола в Германии, а футбол в Германии от футбола в Бразилии, потому что это разные среды. Чтобы ребенок, и команда в целом, рисковали, нужно выстраивать среду хотя бы на микроуровне, чтобы родители были вовлечены в тренировочный процесс. Важно их понимание, что ребенок должен развиваться, рисковать, ошибаться, выполнять то, что ему нравится. Нужно, чтобы друзья подходили этому уровню. Плюс школа должна помогать. Наконец, тренер должен создать такие условия, чтобы ребенок не боялся, всегда чувствовал себя уверенно.

Сергей: Тебе удается немного переламывать своих пацанов? Что работает из того, что ты делал? Есть моменты, которые работают?

Игорь: Тяжело сказать. Речь идет об индивидуализации, о том, что все дети разные и требуют своего подхода. Могу сказать только одно, что очень пересекается школа и тренировочный процесс. И они уже противоречат друг другу, потому что в школе нужна дисциплина, а на тренировке креатив. Стараемся говорить с учителями, чтобы они позволяли ребятам проявить себя. В последнее время общаемся с детьми, как нужно себя вести, чем заниматься, какими быть на футбольном поле и за его пределами. Все закладывается с детства: тяжело ребенку до 15 лет все запрещать, а в 15 сказать, мол, делай, что хочешь. Как ребенок сможет понять что-то про пространство и время, если до этого ничего об этом не знал? Мне кажется, нужен системный подход. Тогда ребята будут в курсе того, что можно рисковать, принимать свои решения, не бояться тренера, а разговаривать с ним, как это практикуют в Европе. Поколения меняются: мы уже другие тренеры и дети тоже другие. Мы не имеем право сказать ребенку, что он делает что-то не так, потому что это было актуально в наше время. Они-то живут в другом! Мы должны измениться, как тренеры, чтобы понимать своих детей – только так мы сможем быть ближе к ним. Сейчас дети черпают информацию из социальных сетей – у них совершенно другое понимание, мировоззрение, отношение к жизни. Тренеры должны это понимать и стараться привнести в тренировочный процесс, культуру, сделать наших детей лучше. Еще одна интересная сейчас тема – индивидуализация с тренировкой по позициям. Мое мнение – это выдернуто из контекста. Общаюсь и читаю европейских тренеров, которые говорят, что индивидуализация – это не только тренировочный процесс. Очень важный момент, что ребенок делает за тренировкой: с кем общается, ведет личную жизнь, как проводит время, какова обстановка в семье и с родителями и т.п. Это все индивидуальный процесс. Если мы берем одного ребенка, то должны рассматривать его всецело, всесторонне. Мы должны понимать, что он делает за тренировкой, чем занимается, кроме футбола, сколько спит и что пьет. Только тогда можно говорить о том, что мы развиваем ребенка индивидуально. В Европе мне нравится важнейший момент, который мне понравился. Там существует тренер по развитию таланта, у нас в России такого нет. В английской академии есть отдел по поиску и развитию таланта. Там работают тренеры, психологи, которые занимаются с талантливыми, способными детьми, которые могут дойти до профессионального уровня. С группой детей занимаются индивидуально – касательно тренировочного процесса, повседневной жизни, физического воспитания, социальной жизни. Все разбирается подробно. Считаю, что в будущем мы к этому тоже придем, но пока у нас более общее видение в академиях. Это масштабный проект, требующий подготовки кадров и возможностей, знаний в этой области. Нужно поехать и изучить европейский пример: как работают там, какие нюансы и т.п. Это большой процесс и большие вложения. Плюс проблема наставничества у нас существует: 2 года отрабатывают и бросают команду. Считаю, что это оказывает влияние. А хороший наставник должен приехать домой и посмотреть, чем занимается ребенок. В наше время этого очень не хватает российским детям.

Сергей: Твой обзор на тренеров, которые учатся на лицензию: какую тенденцию ты видишь?

Игорь: Во-первых, омоложение тренерского состава. Сейчас большое количество тренеров, которые начинают учиться, заниматься тренерской деятельностью уже в 19-23 лет. Я пришел в «Локомотив» года в 23, на меня смотрели, как на молодого. Сейчас на таких парней смотрят нормально. В Европе есть тренеры-ноутбуки, которые нравятся мировому футболу. В Голландии на семинаре ругали возрастных тренеров и ставили Германию в пример с позиции того, что нужно давать дорогу молодым. Это классно. Я только за, что люди учатся раньше. Главное, чтобы они не просто получали информацию, а переводили ее в используемые на практике знания. Еще одна тенденция – это то, что идут учится тренерскому делу из других сфер, т.е. люди не работающие в профессиональном футболе, не имеющие спортивного образования. Лицензию получают после другой профессии, но чтобы развиваться, нужно получать много знаний.

Сергей: В одном из постов, ты восторгаешься, как выстроено все в «Бенфике». Какое место в твоем сердце занимает эта работа? Как построить такую машину?

Игорь: Это была первая международная академия – до этого был в российских. Это невероятное ощущение, как первый гол. Когда приезжаешь и видишь эти масштабы… Огромная академия: инфраструктура, штаб, специалисты, дети – все супер. Уличный футбол там присутствует – у нас этого не хватает. У специалистов выстроена методика, у них на первом месте селекция, но нет детей до 12 лет (есть только коммерческий отдел и академии возле школ, филиалы с кураторами). С 12 лет начинается профессиональный тренировочный процесс, до этого дается база – технический комплекс, подвижные игры, без давления. Отбор серьезный: в 17 лет уже начинаются международные селекции, везут детей со всего мира. Это большая организация, самоокупаемая, получила престижную награду за лучшую академию в 2015 году. Если будет возможность, обязательно поеду туда еще. «Бенфике» – это уже бренд. Ребенок, прошедший эту академию, стоит не меньше 15 миллионов. Меньше он стоить априори не может, как выпускник Оксфорда. Лучших ребят переманивает «Берселона».

Сергей: У тебя есть такая фраза: «Нет ничего скучней, когда игрок на тренировку идет и знает все упражнения, которые будут на неделе». Что из твоей души в этот момент выходило, расскажи?

Игорь: Я за то, чтобы дети получали новизну, интерес. Только тогда они будут развиваться и если ребенок, идя на тренировку, будет знать, что его ждет, это скучно, неинтересно. В конце концов, это ставит низкую планку тренеру. Я прочел книгу тренера по хоккею Анатолия Тарасова, в которой мне понравилась одна вещь. Он рассказывает, что тренер – человек, который должен придумывать, создавать, творить, не подчиняться рамкам. Только тогда он сможет развиваться, как личность, и развивать своих подопечных-спортсменов. Дети должны получать удовольствие, новизну – только в таком случае им будет интересно. В Голландии, или Испании тренеры, например, это арт-художники, которые должны нести что-то новое, предъявить, поднять уровень академии на новый уровень. Если вгонять их в рамки, им будет тяжело себя проявить. Им ничего не запрещают, они ведут себя так, как считают нужным – в рамках дозволенного, конечно.

Сергей: Как закрепить навыки, если каждый раз что-то новое?

Игорь: Разумеется, закрепить навыки нужно. Но нужно изменять условия, задачу. То же ведение или передачу можно выполнять всегда одним упражнением, а можно несколькими, видоизмененными, упражнениями. Во всем мире существует такой подход – миксовать, т.е. соединять. Сейчас все уже создано, придумано, проверено. Поэтому в наше время только тот человек, который сможет миксовать и делать что-то новое, сможет продать себя в обществе. Это касается любой сферы деятельности – от науки до искусства. Поэтому закладывать навык надо, но также нужно и менять условия упражнения и задачи, чтобы развиваться еще быстрее. В этом заключается дифференцированное обучение: когда ребенок постоянно выполняет одно движение в различных ситуациях, он быстрее запоминает, у него этот навык быстрее откладывается.

Сергей: Мне понравилась еще одна твоя фраза: «Творчество приходит с бессознательного». Что для тебя это значит?

Игорь: Издавна мы пришли к тому, что мы все были творцами, если бы все шло из сознательного. В таком случае любой человек, руководствуясь логикой, смог бы быть творцом, создавал и креативил. Бессознательное – это когда человек создает что-то новое, новые возможности, не задумываясь об этом.

Например, сейчас у всех на слуху когнитивные тренировки. Это комплексное понятие. Это не просто быстрота реакции, но и логическое мышление, принятие решения, восприятие, воображение, память – много всего. Те, кто немного увлекается биологией или просто хорошо учились в школе, наверняка знают, что у мозга есть два полушария – левое и правое. Интересный момент: важно понимать, что когда ребенок рождается и начинает познавать мир, у него больше развито правое полушарие, которое отвечает за новую информацию. Со временем информация обрабатывается, становится узнаваемой. Информация откладывается и переходит в левое полушарие – это и есть бессознательное. Поэтому чтобы развивать детей, мы на тренировках должны задействовать правое полушарие мозга. А его мы можем использовать только тогда, когда будем давать больше новой, неизведанной информации. В один из видов когнитивных тренировок с теннисными мячами, мы должны понимать, что когда ребенок ведет этот мяч, этот навык у него отложен в левом полушарии (он это знает автоматически). Но когда дается в руки теннисный мяч, чтобы заставить сделать два движения одновременно, задействуются оба полушария. Это помогает во многих моментах и активно используется в Европе. Все, что заставляет ребенка думать, принимать решения, анализировать ситуацию, ориентироваться в пространстве развивает детское мышление.

В Европе это понятие обобщенное – когнитивные способности. С научной точки зрения доказано, что это очень влияет на развитие мозга и его компоненты. Отказываться от этого глупо и неправильно. Главное, это принимать и проносить через себя. Люди, которые развиваются, хотят искать что-то новое – они будут пробовать. А сказать, что это плохо – не корректно. Лучше попробовать и проверить. Я за все новое, за развитие – только так можно двигать футбол и спорт в целом.

Сергей: С какого возраста и как дозировать, в какие блоки вставлять?

Игорь: Мы давали детям самых разных возрастов – и в 6, и в 7. В разминке, подвижных играх на переключение внимания, и в основной части. Было больше в разминке сначала, потом стали давать больше на дом, чтобы дети выполняли дома с теннисными, футбольными мячами. Я хочу, чтобы коллеги-тренеры понимали: это не какой-то феномен, а дополнение к тренировочному процессу. Конечно, это не сделает из вашего ребенка супер-футболиста, Эйнштейна. Это поможет ему по-новому проявить себя в футболе, развить какие-то качества – ловкость, внимание и т.п. Говорить о том, что мы тренируемся только на когнитивных тренировках нельзя. Это всего лишь дополнение, приставка к тренировочному процессу, которая нравится детям и способствует их развитие. А проводить – я считаю, что не надо это делать каждый день. Достаточно раза в неделю. Главное, чтобы это было ново, интересно. Тогда это будет круто. Тренерам пожелаю: пусть пробуют, делают – не обязательно это должны быть теннисные мячи. Можно придумать что-то свое: наши специалисты развиваются, могут придумать даже что-то такое, чего в Европе еще нет, почему нет?

Сергей: Ты видел, как в когнитивной тренировке тренер делает что-то неправильно?

Игорь: Бывают случаи. Многие тренеры, может, до конца не понимают или форсируют процесс по принципу: будем все время крутить теннисные мячи – будем футболистами. Это неправильно и это надо понимать. Не вырывать из контекста, ведь речь идет о дополнении.

До смешного, конечно, не доходило. Иногда тренеры показать не могут – такое бывает часто. Бывает, просишь ребенка показать – не понимаешь, как дети делают что-то, выложенное в сеть, например. Попроси меня это сделать, я, может, и не сразу сделаю. Вот такой момент бывает. У нас дети быстро учатся и обучаются. Как дополнение это супер – только на когнитивной тренировке не стоит строить процесс.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Получайте новые статьи

Подписывайтесь в наши социальный сети, чтобы получать новости о выходе новых статей и видео

Вам может понравится