Алексей Митинский: Почему тренеры уходят из ДЮСШ? Акцент на развитие техники и атмосфера семьи

Мы поговорили с тренером ФШ Крылатское Сергеем Митинским о тренировочном процессе, который он практикует.

Сергей: Сейчас в условиях изменений в мире из-за пандемии мы делаем футбольную платформу, предоставляющую возможность создавать сайт любой футбольной школе. Это позволит делать рейтинг футбольных школ, который будет формироваться по количеству учеников и среднему баллу игроков.

Расскажи о сегодняшней тренировке: как она была построена, какие блоки, основной смысл?

Алексей: Сегодняшняя тренировка – аэробная – носила преимущественно технический характер. Режим энергообеспечения был, как и на первой. Направленность была Ю9-Ю12 – от 8 до 12-13 лет. Построили мы ее двумя блоками: во второй включили координацию в середине – после разминки, которая необходима в качестве разогрева. Но зачастую в нормальном тренировочном процессе мы даем сразу мяч. В данном случае я мяч включил чуть позже. Но это тоже вполне хороший вариант разогреться, не используя мяч, а применяя музыкальное сопровождение. Это на тренировках мы делаем редко, но почему бы и нет. В основной части у нас была техническая работа и координация. Это одно из основных технических качеств, которое мы считаем очень важно заложить до 12 лет. Ну, и дальше уже идет техническая работа с мячом, которая чередовалась с работой над быстротой. Мы не можем говорить о какой-то быстроте перемещения. Это то, что в ограниченном пространстве можно использовать – быстрота шага, к которой добавляется мяч. Короткие отрезки позволяют ногам не забиться, не «окислиться» и держать себя в хорошем тонусе. Это классическое решение тренировки – функциональная работа для различных групп мышц и стретчинг заминка, как необходимая часть тренировочного процесса. У нас по школам ей не так много внимания уделяют, в отличие от европейских и американских.

Сергей: Расскажи немного о себе: какой путь в тренерском направлении проделал.

Алексей: Если говорить о тренерской карьере, то она началась давно. Еще во время учебы в школе у меня была своя футбольная команда, состоящая из игроков младших классов. Мы с этой командой завоевали первенство Москвы среди школ, потом в связи с возрастными изменениями ребята выпустились. Появилась вторая команда, с которой мы тоже хорошо выступили, но чуть не дотянули до первого места, где призовым фондом была поездка на Чемпионат Европы. В финале не хватило уверенности, ведя 1:0, мы проиграли 2:1, зато поверили, что можем. Сейчас очень много говорим об этой уверенности нашим нынешним воспитанникам. Позже пошли работы в спортивных школах. Спортивная школа Фили какое-то время достаточно мощно выступала, потом по разным причинам руководство решило отдавать предпочтение другим видам спорта. Позже была работа в СДЮШОР Крылатской № 94, в Рублево, Строгино. Годы, проведенные там, дали мне, как тренеру, большой импульс в развитии. Я сталкивался с тренерами и до сих пор со многими поддерживаю отношения, хотя не работаю около 7 лет. Много школ, взглядов, мнений на очевидные вещи. Директор старался скомпоновать разных игроков, направить всех в единую философию. Не могу сказать, что это удалось на 100%, но пользу взял каждый из разных мнений на тренерских советах, поэтому у каждого тренера вырабатывалась новая линия поведения – в процессе, с ребятами. Про себя могу сказать, что я от каждого тренера что-то взял. Тот человек, каким я был в начале 2000-х, очень сильно отличается от того, каким я являюсь сейчас, спустя 16 лет работы спортивным тренером. Это важный момент – прислушаться к мнением других, брать что-то себе на вооружение, использовать в работе, смотреть как это действует. Обязательно нужно добавлять что-то свое, менять, если ты человек гибкий, ты способен на ходу придумать. Какие-то «фишки» приходят с опытом: когда через тебя за годы проходят тысячи детей, ты уже понимаешь, как общаться с разными возрастами.

Сергей: Что может заставить человека, способного сделать мировую карьеру, пойти и сделать частный футбольный клуб. Каковы причины такого интересного момента?

Алексей: Когда мы познакомились с Александром Юрьевичем Кузнецовым, это был новый заход после Строгино. Мы могли бы не встретиться с Патриком и моя карьера сложилось бы по-другому. Александр Юрьевич рассчитывал на хорошие шансы. Но в тот момент сложилось так: с 2013 года мы почувствовали, что ребята начинают расти по-другому. Они ушли из московской академии – начали делать свою. Стала видна направленность нашей работы. Почему на весах большей стала гиря своей школы? Очень важный момент – развитие, прежде всего. А результат вторичен – и тренеры должны это понимать. Мы все работаем с детьми, которые должны, в первую очередь, получать удовольствие от игры с мячом, получать шанс. В топовых академиях, да и не только в них, эти моменты опускаются на вторые роли, во главу угла ставится результат по ряду причин. Это проблема российского (и не только, но и там где идет акцент на то, как занять место повыше) футбола. Далеко не всегда такая цель достигается спортивным способом. Следующий момент – создание уникальной атмосферы в частной школе, где присутствует своеобразная семейственность. Где присутствуют родители, а тренер, как друг. Идет поддержка, идет контакт с родители. Даже если возникают какие-то моменты, мы пытаемся максимально проникнуться проблемой человека и решить ее. Очень важно, чтобы и дома была правильная атмосфера – ребенок приходил на тренировку, а потом с удовольствием обсуждал ее дома. Родители должны вмешиваться в тренировочный процесс по минимуму. Например, в академиях, к сожалению, тоже не всегда это есть. Знакомая ситуация: папа-мама очень рассчитывают на то, что ребенок зацепится за место в составе, вкладывают в это не только свои психоэмоциональные силы, но и финансовые дополнительные вложения (в тренировки технического характера). Подгоняют, мол, давай-давай, мы в тебя столько вложили. Здесь это не работает, скорее, это очень серьезный психологический груз над ребенком. Подобный подход идет только в минус, а если идет развитие постепенное, от ступеньки к ступеньке, рост ребенка выстраивается ровно, тихо и не нарушено. В частных школах это сделать намного легче. Так и должно происходить. Дальше, к 11-12 годам, выйдя на плато, хороший уровень, обогнав сверстников, можно отправляться в академию (мы и сами это делаем). Окрепший ребенок понимает, что он уходит от нас, потому что мы дали ему первое образование. А дальше все зависит от него самого (конечно, и от команды, и от тренера, к которым он попадет). Базис основ мы заложили – заложили в ребенке уверенность, что он может. Наша задача выполнена.

Сергей: С какого и до какого возраста вы тренируете ребят? клуба? Много ли оттока, каким образом он формируется?

Алексей: Мы начинаем набирать ребят, когда они идут в школу. Оптимально, если мальчишка готов по своим данным – теоретическим, врожденным, психоэмоциональным – участвовать в тренировочном процессе и, возможно, в играх с ребятами на год старше, в виде исключения мы берем. В остальных случаях – с 7 лет. Мы работаем с маленьким объемом детей. По факту у нас четко функционирует два отделения, одно из которых – образовательная школа, где довольно много детей на западе Москвы. Но пока все не так хорошо работает, мы ограничены. Второе отделение у нас на Филях – есть спортивный клуб, куда приходят детишки. Объем детей на наборе –около 30 человек. Количество хорошо выдерживается, но ближе к 12 годам кто-то из ребят точечно роздан, у кого-то появляются другие увлечения. На данный момент, 22005 год рождения у нас старший, остальные 2002 года. Как тренер может кто-то включиться в процесс. Отработав с нами 7-8 лет, получив базовое футбольное образование, он поможет нам уже как тренер. Но по малышам – с 7 до 12 – это наше основное. Очень маленький объем детей, но максимально получается качественный продукт, если можно так говорить о детях. 30 детей на наборе – это максимум (так было в 2007 году). Стараемся делать максимально качественно – это исходит с первого знакомства и первых тренировок, первого обучения и игровой практики. Формируя постепенно маленькие группы, добавляя их в турнир, мы даем импульс развития тем, кого мы включаем, даем мотивацию тем, кого пока не включаем. Когда понимаем, что у нас подтягиваются еще несколько человек, но они не дотягивают до уровня, делаем вторую команду, чтобы они играли, делая турниры послабее. У нас почти все – 90% – задействовано в игровом процессе, кроме ребят, которые пока подавлены или по «голове» рановато. Мы родителям все объясняем, потому что возникают вопросы. Поэтому сейчас оттока детей у нас просто нет. Ребята, которые бросили заниматься, занимают 5%. Остальные двигаются с нами дальше. Считаю, это тоже наша важнейшая заслуга, что мы сохраняем ребят и не теряем им. Надеюсь, эта ситуация не только нам, но и другим позволит сохранить своих ребят и продолжать успешную работу.

Сергей: Какие цели клуба Крылатское?

Алексей: Основные цели – развитие игрока. С помощью тренировочного процесса, посредством индивидуальных разговоров и бесед (они требуются всем – кому то больше, кому-то меньше). Также посредством игровой практики мы двигаемся, чтобы ребятам давать точечность ударов. Если говорить о глобальном развитии, много идет от баз. Базис, как основа, как в любой футбольной школе, где есть философия построения фундамента. Если у нас есть база, четкое поле, мы работаем и развиваемся дальше. У нас пока небольшие базы – открывается отделение Шелепиха, уже работает потихоньку. Планируется к открытию отделение на Волгоградке, оно уже в финальной стадии. 3-4-ое отделение – Шелепиха и Волгоградка – позволят увеличить количество детей, команд, из которых мы уже будем формировать сборные. Они начнут формироваться постепенно и по отделениям, и по основной платформе. Двигаться в направлении первенства Москвы под эгидой Федерации футбола – такой сверхзадачи нет. Наша задача – развить детей, развить количество отделений. Еще одна задача – обучение тренеров, создание хорошего тренерского коллектива. Если у тебя есть несколько сильных, грамотных, мотивированных сотрудников, хороших ребят, грамотных специалистов-футболистов, ты можешь им доверить несколько команд, не переживая, что что-то пойдет не так. У нас сейчас в коллективе 6 человек – мы нуждаемся в хороших тренерах с открытием новых отделением. Ждем и будем искать специалистов, которым интересен футбол, потому что футбол – непростая штука. Такой талант не каждому дан, необходимо гигантское терпение и любовь к детям, которую необходимо отдавать на каждой тренировке по чуть-чуть.

Сергей: Я знаю, что приоритетное право на ваших детей вы отдаете ЦСКА. Правда ли это? В каком формате, каким образом, вы сотрудничаете с ТОП-академией? Это друзья, тренеры, которые вам нравятся, разделяют вашу философию?

Алексей: Из ТОП-академий, работая в спортивных школах в начале 2000-х годов, я отдавал предпочтение «Спартаку». Двум-трем ребятам не удалось закрепиться. Позже, уже когда академию возглавил Александр Борисович Судариков, который там много лет работал (сейчас, по-моему, он работает в Строгино), он взял пару-тройку моих ребят, один из которых стал Чемпионом России. Последние несколько лет действительно больше ЦСКА. Много еще в Филях игроков. Один из наших коллег с Патриком из московской академии сейчас работает в ЦСКА. Мой первый старший тренер, который дал мне первые шаги с 14 лет (до этого я был дворовым футболистом) тоже работает в ЦСКА. Мы понимаем их мысли, доверяем им своих детей – это позволяет отправлять ребят именно в эту московскую академию. На данный момент у нас есть договоренность еще об одном мальчишке 2010 года рождения, осталось полгода подождать.

Сергей: Если брать частную академию, надо выбирать тренера или бренд?

Алексей: Это сложная штука. Я бы советовал тренера. Причем не отталкиваясь от рекомендаций. Если вы родитель, не первый год в футболе и видели многих тренеров, наблюдали со стороны за их работой, то можете составить понимание того, что бы вам хотелось видеть: чего не хватает, чего излишки. Если вы нашли подходящего человека, ребенку нравится, ему комфортно в команде, нет моментов выживания из коллектива… Но это до какого-то момента определяющий фактор. Какая бы вывеска ни была, многое зависит от тренера, наверное, 95%. 99% от первого тренера. Вы отдаете своего ребенка человеку, который полностью его раскрывает. Если что-то не так, всегда должен быть налажен контакт, чтобы обсуждались какие-то моменты, чтобы разобраться чего не хватает, погасить негатив. Заинтересованный и мотивированный в своем росте тренер все обязательно расскажет.

Сергей: Существует ли момент, что Крылатское подружится с какой-то академией? Как это могло быть выглядеть? СДЮШОР и коммерческая школа – эта комбинация может быть интересной. На базе чего возможна такая дружба?

Алексей: Надо разграничивать. Если мы говорим про топовые академии, которые не связаны со школами структуры Москомспорта – это одна тема. В школах Москомспорта немного все по-другому. Вряд ли тренеры цепляются за каждого игрока. Если мы говорим про академии, которые направлены на подготовку настоящих футболистов, то, как по мне, более, чем реально наладить хороший коннект. Если с таким предложением обоюдным друг к другу выйдут люди, то многие работники из ТОП-академий откроют что-то свое. Я такой не один. Каждый делает это по своей причине: кто-то отдыхает от гнета, кто-то хочет работать ближе к дому и т.п. Если все эти моменты мы отбрасываем и берем тренера, как чистый лист, который имеет опыт и готов к сотрудничеству и берем директора академии, который готов наладить коннект, то я считаю, что начальное футбольное базисное образование и закладка фундамента от 7 до 12 лет необходима (надо учитывать, что некоторым надо дать подрасти, подождать). Если наладить коннект и подушку с 7 до 12 лет – а это вполне реально – то есть если создать хорошее базисное обучение в маленьких частных школах по всей Москве, то 7-8 летний ребенок не будет вынужден кататься по всему городу, а будет заниматься рядом. Это удобно всем – и родителям, и тренеру с хорошей подготовкой. Должна быть единая линия фронта обучения – мы строим подготовку именно так. Знаю пример школ, которые подписывают условный договор с ТОП-академией, но реально тренировочный процесс не отслеживается академией и не соответствует тому, что должно быть. Если эти моменты учитывать и строить единую философию (как в Голландии, Сербии), это реально.

Сергей: Возможно было бы создать какой-то круглый стол или сообщество тренеров коммерческих школ, на которых мы могли бы обсуждать, разговаривать, учить, давать какую-то информацию? Ведь талантливым ребятам есть, что сказать.

Алексей: Очень хорошее и интересное начинание. Можно провести первый тренерский совет до 12 мая, пока мы все здесь. Готов представить, что на первом совете кто-то может рассказать о себе, своих взглядах, мнениях и т.д. На втором можно давать задания тренерам, чтобы они готовили под себя выступления. Условно по методам работы европейских, испанских, немецких, школ, методам, которые важны в тренировочном процессе детей 8-10 лет, 10-11 лет. Уверен, многие для себя массу полезного почерпнут. Думаю, нужно попробовать такой стол организовать – хотя бы в онлайн-эфире. В Москве было бы сложнее всех собрать и пообщаться, хорошая идея. Тренеры частных школ нацелены на развитие, они готовы слушать и принимать к сведению – именно это я и делал последние 15 лет.

Сергей: Когда ребенка нужно отдавать в ТОП-академию, чтобы не передержать?

Алексей: Наверное, таких моментов у меня не было: если парень перерастал, отдавали, потому что надо. К сожалению, он не возвращался и не уходил в промежуточную команду, а просто заканчивал футбол. Это печально, потому что наверху он получал такой психологический удар, будучи в ТОП-академии, что потом не возвращался в родную команду, к своим ребятам. У меня был такой мальчишка 12-13 лет, которому нужно было найти свою нишу. Ребята должны быть готовы ментально к сопротивлению на поле. Все остальные варианты складывались правильно – цеплялись те, кто должен был цепляться. Находили возможности для тех, кто не смог зацепиться. По возрасту точных цифр нет, все зависит от человека. Кто-то готов и созрел головой к 10 годам, ведь есть непростой период привыкания, притирки, выживание в команде. Борьба за выживание – один из минусов ТОП-академии. Необходимо отслеживать и контролировать эмоции и родителей между собой, и общение на тренировках. 10 лет – это некий старт, когда можно отдавать в частную школу, если ребенок перерастает. У нас 2007 года, 2009, 2010-го ребята уходили. В некоторых случаях необходимо подождать.

Сергей: Какую мог бы взять тему на круглом столе?

Алексей: Голландскую линию можно посмотреть. Направленность: «Подготовка игроков Голландии». Если по тактике, то все что связано с прессингом, быстрыми атаками.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Получайте новые статьи

Подписывайтесь в наши социальный сети, чтобы получать новости о выходе новых статей и видео

Вам может понравится