Олег Корнаухов: Как попасть в детскую футбольную академию “ЦСКА”

Интервью с директором детской футбольной школы “ЦСКА” Олегом Корнауховым. Мы поговорили о том, как попасть в академию ЦСКА, как тренеру пройти стажировку и о планах академии

Футболист должен уметь правильно говорить

Сергей: Академия ЦСКА каждый год дает молодых футболистов в основную команду. В чем секрет?

Олег: Секретов нет. Есть один критерий – работа. Мы стараемся работать на 100%, но нет предела совершенству. Все тренеры саморазвиваются, обучаются – не только молодые специалисты, но и опытные. Собираемся, формируем общее мнение, спорим в какой-то момент, кто-то соглашается, кто-то нет. Все направлено на то, чтоб развить ребенка, вырастить футболиста и человека совместно с родителями. Поэтому секрета нет, есть индивидуальный подход. Если он находится к мальчишке, то ему проще достичь целей, которые он поставил. Не обязательно главная команда ЦСКА (хотя наш основной принцип довести мальчишку, чтобы он был конкурентоспособен), есть большой профессиональный футбол, Премьер Лига. Если ребята доходят до профессионального футбола, то это показатель того, что школа работает.

Сергей: Ты затронул тему, что тренер становится спикером. Не кажется, что это зона роста, прорыв в детском футболе, когда тренеры начнут говорить?

Олег: Может быть, ведь очень много мы сейчас ведем разговоров на то, как начать обучать говорить детей старших возрастных групп, потому что футбол развивается, он многогранен. Футболист должен правильно уметь говорить, быстро реагировать, быть начитанным. Мы ведем небольшие семинары со старшими, но и с тренерами то же самое. Знаю по себе, когда выступаешь на ТВ в прямом эфире, надо быстро думать, формулировать мысль, все время говорить правильно и на хорошем русском языке, без слов-паразитов. Это большое подспорье, тем более, когда ты будешь разговаривать с футболистами, потому что не исключено, что кому-то тяжело дается, кому-то легче, а ты в закрытой команде можешь говорить все, что хочешь – акать, окать, перебивать себя – но этот опыт в общении дает какие-то подсказки, где чему можно научиться. Когда обучаешься в академии тренерского мастерства, в кулуарах все профессора. Как только выходишь на публику, понимаешь, что на тебя смотрят умные люди, не можешь понять, о чем тебе надо говорить. Это действительно громадный опыт, тот момент, который даст больше развиваться.

Когда теория соприкасается с практикой – это самое главное. Мы всегда открыты, мы помогаем тренерам из разных городов, они приезжают. Сейчас много информации, сайтов, ваш, академии тренерского мастерства – если ты их слушаешь, ты слышишь, выделяешь что-то хорошее для себя. Из этого может что-то получиться.

Как проходит стажировка в “ЦСКА”

Сергей: Как технически можно попасть на стажировку в академию ЦСКА?

Олег: У нас есть сайт школы, у нас есть сайт академии, у нас есть телефон – наберите, спросите, поговорим. Проблем нет. Приезжайте, мы все покажем – мы ничего не скрываем, все в открытом доступе. У нас открытая территория, приходите, разговаривайте с тренерами, они всегда помогут. Все остальное – ваше желание обучаться. Это уже зависит от вас.

Сергей: Как построена система обучения тренеров ЦСКА, какие обязательные курсы, стажировки, которые должны пройти?

Олег: Мы находимся, как академия, под ЦСКА. Требования РФС по лицензированию клуба – академия при клубе, а также какие должны быть тренеры. Они должны быть с определенной лицензией – не ниже “В” юношеской. Все эти тренеры проходят обучение в академии тренерского мастерства, получают лицензию. Приходят с хорошими знаниями, а дальше мы перевариваем на свой лад, под философию ЦСКА. Они применяют знания на практике, мы вместе смотрим, чтобы в каких-то моментах подсказать, направить.

У нас хороший симбиоз в академии ЦСКА – есть тренеры, которые проделали громадную футбольную карьеру. Работают и ребята, которые выступали не на таком высоком уровне. Есть молодые ребята, которые прошли школу ЦСКА, они тоже пробуются работать тренерами. Хороший симбиоз, где каждый может научиться чему-то у другого.

Наша задача, чтобы как можно больше детей, прошли от записи в академию “ЦСКА” до молодежной команды

Сергей: Какие точки роста ты видишь, где бы хотели вырасти?

Олег: Первое, что мы начали делать – пласт детского футбола, начиная от набора. Анализируя все, что у нас было последнее время, мало ребят, которые приходят в 6,7, 8 лет (за 2-3 года отбора в академию) и доходят до того момента, когда начинают играть на полное поле. И практически единицы тех, которые доходят до выпуска, потому что со временем очень много людей меняется. Мы хотим сделать так, чтобы проходил тот отбор, который позволит нам начинать учить детей, чтобы они дошли хотя бы до выпуска. Опыт есть, были ребята 1998 г.р., которые дошли до выпуска в ЦСКА. Было несколько футболистов, которые попади в молодежную команду, многие привлекались в основную команду. Кого-то выкупили в другие клубы, но около 60-65% ребят, которые к нам пришли в районе 9 лет, дошли. Т.е. есть хороший пример – и мы пытаемся сейчас сделать это, чтобы не терять большой пласт. Проще всего взять-набрать, поменять еще, попросить селекционеров еще кого-то найти, первый-десятый и т.д. Потом мы начинаем говорить: этому не хватает того-то, этому – сего… Один поработал год, другой три, поменяли, потом что-то еще – и не хватает ответственности. Пытаемся сделать так, чтобы не терять ребят при отборе и в дальнейшем развиваться в статусе академии. Но не название красит школу, а футболисты, которые выходят в профессиональный футбол.

Сергей: Когда будет больше и больше коммерческих школ, посредством чего будет происходить?

Олег: Приходит большое количество ребят. В этом году мы убрали 5-летних, набираем их ЦСКА-2, откуда будет первоначальный отбор в академию ЦСКА. У нас есть ЦСКА-2 (коммерческое отделение ЦСКА для маленьких команд до 12 лет), есть ДЮФА (по франчайзингу работает, очень много школ, где спортивной частью заведует Евгений Варламов, который работает у нас в школе тренеров). Важна преемственность, чтобы тренеры работали в принципе в одном направлении и смотрели, отбирали как можно больше ребят, из которых можно сделать выбор. Мы не хотим начинать тренировать в 5, 6 лет – мы хотим отобрать ребят, в потенциале которых мы можем их научить. Тем более, в современных условиях, когда, помимо футбола, есть очень смартфоны, гаджеты, плюс очень большая нагрузка с 1 класса уходит на учебу. Этой хитрости, которая была у нас, им не хватает. Мы пытаемся 2 года наверстать упущенное.

Сергей: Возраст на зачисление в основную команду: на какой ориентируетесь в идеале?

Олег: Начиная с U6. В этом году планировали набор 2014 г.р. в ЦСКА-2. Тренеры, которые работают в основном ЦСКА, смотрят на тех ребят, которые там. Осенью планировали сделать отбор в ЦСКА. Но, мне кажется, это все равно рановато, посмотрим. Будет получаться или нет, думаю, как и раньше в свое время с 7 лет отбирать, а до 7 мы планируем поставлять в ЦСКА-2. Да, это коммерческая школа, она платная, но мы там первые 2 года – тренеры, прошедшие школу ЦСКА, мы не только ребят набираем ребят, но и помогаем обучаться. Здесь важно отбирать тех ребят, на которых мы могли бы потом наложить запланированное. Много сейчас неспортивных ребят – во всех отношениях. Ты можешь быть быстробегающим, но не можешь сообразить куда бежать. Мало координационных способностей. Раньше это давала улица, был громадный опыт лазанья по гаражам, по стройкам. Сейчас этого нет, надо прививать в юношеском возрасте.

Сергей: Во Франции оценивают уровень футбола таким образом: берут Лигу Чемпионов основной этап и смотрят один из маркеров, сколько французов играет. На основании этого делают предположение, хорошо или нет работают. Существует маркер у ЦСКА, показывающий эффективность?

Олег: Каждый год Московская федерация футбола выбирает лучшую ФШ. По какому принципу? Команда, которая выиграла клубную лигу, становится лучшей командой в академии в этом году. На мой взгляд, спорный аргумент. Я бы не ставил так вопрос, выбирать какая школа лучше работает. Более объективная оценка работы, действительно у французов: сколько профессиональных футболистов играют сейчас выпускники этой школы. Важно не то, кто с кем соревнуется, будь то академия ЦСКА со Спартаком, с Динамо, а оценка работы академии. Мы не хотим соревноваться в этом компоненте с другими академиями, мы хотим, чтобы наши футболисты дорастали до профессионального футбола. У каждой академии свои задачи и подходы.

Если орут тренеры и родители, у игрока не появляется собственного опыта

Сергей: Как соблюсти баланс?

Олег: Любой тренер хочет победить – это нормально. Спортсмен в душе победитель, есть такой ген. Но ребята должны понимать, что они должны быть победителями. Для тренеров немного другое. Они должны понимать, в чем ребенок силен, в чем он должен развиваться. Мы много говорим об индивидуализации футболиста – это правильно. Каждый мальчишка должен знать, что отношение тренера именно к нему влияет на то, как он будет развиваться. В силу возраста он может не понимать, но поймет, когда-то. Но будет видеть отношение, поэтому искусство тренера в команде, найти индивидуальный подход к каждому футболисту и дать возможность ребенку думать и решать самостоятельно, приобретать свой опыт. Орут тренеры, орут родители. У него своего опыта нет. Тренер должен анализировать игру и дать возможность принимать решение. А тренеры хотят заставить ребят быть лучшими, выигрывать. Баланс тяжело найти, но надо.

Сергей: Как на счет поздних ребят в ЦСКА?

Олег: Уже в зачетных возрастах очень много футболистов, которые родились в первом полугодии, это естественно. Но мы много спорим, что делать с ребятами, которые родились к концу года. Если тебе 7 лет в январе и 7 в декабре, то год разницы. В СССР была практика после 1 августа играть за младший возраст, было здраво, но во главе угла результат. Протопопов попробовал сделать отдельную группу с ребятами, которые родились в конце года. Единой методики нету, никто не мешает пробовать. В Голландии смотрят биологический возраст. Там есть момент: если мальчишка талантливый, но биовозраст его меньше на год, они делают запрос в Нидерландскую федерацию футбола и просят ему разрешить играть на год младше со всеми медрекомендациями. Ему легче, но за динамикой следят, если прибавляет – переводят. Очень сложно это воспроизвести в России.

Сергей: Какие еще вопросы с ответы пытались найти в Голландии?

Олег: Первое – отбор маленьких детей. На что они смотрят, какая организация. Пытались залезть под кожу спорт-директорам, директорам академий, как отбирают, на что смотрят. Основа там – визуальный отбор, на «нравится-не нравится». Там у каждой академии своя философия. Они набирают много ребят с 9 лет, потому что у них много частных школ, с которыми они сотрудничают. Но это в ПСВ. Это опыт, который мы только проходим. Фейеноорд набирает с 6 лет.

Нас очень поразил тренажер – визуальное погружение в картинку. Они берут очки, погружают защитника на поле – и он на поле ориентируется по тому моменту, который они вырезали.

Инфраструктура шикарная – стильно, но без пафоса. Есть академия Динамо Загреб Хорватия. Ничего особенного в инфраструктуре, но есть своя методика. Директор ничего не скрывал, много показал. Было у них много тренеров великих футболистов, но они ушли от этого. Они приняли решение делать ставку на молодых ребят, которые хотят развиваться и соответствовать философии академии.

Сергей: Были планы по интеграции современных технологий?

Олег: Громадного, переворачивающего сознание тренеров, нет. Подход человеческий, в первую очередь. Они все открыты, на равных вне футбольного поля. Это дает доброжелательное отношение ко всему. Много тренеров с индивидуальным подходом. Они работают 6 часов в день в шикарной атмосфере, без негатива. Такого не хватает в нашей стране, но все меняется. Нужно знать грань, быть на равных, но оставаться наставником, учителем, помогающим вырасти в дальнейшем. Детей не обманешь, они чувствуют отношение настоящее. Важна индивидуализация к каждому ребенку.

Что мешает талантливым ребятам раскрыться

Сергей: Что точно должно быть в мальчике, который может заиграть?

Олег: Талант. Мы смотрим то качество, которое на «5». Если оно есть, надо присматриваться. Реалии современного футбола таковы, что тяжело выехать на одном. Ты должен быть образован тактически, ментально сильным быть, физически образован. На данный момент должен быть набор качеств, но главное качество – это талант. Таких мало. У нас в Москве сильная клубная лига, сильная академия, профессиональная команда. Хочется, чтобы вырастали личности, чтобы зрители ходили смотреть на детей. Раньше такой подход практиковался, в 60-70х, когда взрослые ходили на исполнителей. Нет личностей, их мало. Хочется добавить легкости и технического мастерства. По сравнению с зарубежными ребятами на турнирах мы не отличаемся в худшую или лучшую сторону, но есть разница в техническом исполнении. Наши с натугой играют, иностранцы – визуально красиво. Хочется, чтобы такие вырастали, на них было бы приятно смотреть. Талантов хватает в России. У нас получаются способные ребята, а талант, который у них был, возможно, мы зарываем в плане тренировок. Доходя до выпускного уровня школы, тактически образованы все. Но на футбольном поле не всегда удается в плане тактической грамотности. Хочется, чтобы вырастали ребята сильными футболистами, которые могут спокойно интегрироваться в любую команду.

Сергей: Это не является фактором того, что концентрация футбола вся в Москве?

Олег: Да, конечно. Много педагогического давления, мало дворового футбола. Ребенок уезжает от родителей в Москву, когда нужна семья. Им рано переезжать. Но надо учитывать условия в регионах. Мы играли спартакиады раньше, сейчас в Москве играют все приезжие и даже в Краснодаре. Это неправильно. Надо играть за ту команду, где родился, прописан – тогда будет более честно. Много талантов везде, но единицы могут дойти до определенного уровня, потому что нет условий, чтобы развиваться.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Получайте новые статьи

Подписывайтесь в наши социальный сети, чтобы получать новости о выходе новых статей и видео

Вам может понравится