Чем родители вредят свои детям? Как не отбить у ребенка любовь к футболу!

Интервью с директором футбольной школы “Футболика” Санкт-Петербург – Кириллом Банатовым.

– Расскажи о себе, как пришел в детский футбол.

Кирилл: Одна из философий, которую я проповедую: нести свет в массы. Поэтому я сейчас активно занимаюсь своим инстаграм-блогом. Что касается того, как я пришел в футбол, то, как и все. В детстве играл во дворе, занимался в ДЮШ, была команда в Санкт-Петербурге «Турбостроитель», а стадион восстановили только к Чемпионату мира.

Затем встал вопрос: футбол или учеба, спортивных данных у меня особых не было. Поэтому поступил в Санкт-Петербургский государственный университет, продолжал там играть, собрал любительскую команду. Также продолжал играть в бизнес-лиге, все время поддерживал связь с футболом, но не думал, что стану тренером и попаду в детский. В какой-то момент своей жизни работал обычным менеджером по рекламе. Там, шутя, сказал, что буду тренировать девочек. Возможно, это было связано с тем, что у меня на тот момент родился первый ребенок – дочка.

Поступил, пошел работать в спортивную школу (название говорить не буду, чтобы не компрометировать). Проработал там полгода всего, потому что был шокирован.

У меня было много драйва, идей, как поднять футбол, но мне отвечали, что это не интересно. Все мероприятия подбивались под цифры. Надо было кормить семью, поэтому я пошел в таксисты.

И тут появился случай: мой хороший знакомый Александр Михайлов работал как раз тренером в футболе. Это был 2017 год: я до этого не знал ни о «Футболике», ни о других школах вообще. Поэтому, в первую очередь, я пообщался с Сашей, с руководителем Станиславом. Сначала я пытался устроиться работать, меня не взяли. Поэтому решил стать помощником руководителя. Несмотря на то, что я опоздал на встречу (а в «Футболике» все строго с таймингом), меня взяли, я купил франшизу. Так и попал в детский спорт.

Изначально я не планировал становиться тренером. Хотел приобрести филиал и максимально заинтересовать людей футболом. Ведь футбол в частности и детский спорт в целом – это вообще не про деньги. В «Футболике» проходит обучение для партнеров – с каждым годом мощнее и мощнее. Первая часть – маркетинг, реклама, общение с родителями, а вторая – практика по тренировкам вместе с главным составом. В тот момент моим вдохновителем стал Михаил Кожевников, тогда он был методистом и главным тренером. Его подход и идеи меня максимально зарядили.

Я был приятно шокирован, начал погружаться в тренерство.  У нас есть грамотно составленный порядок упражнений, адаптированный под возраст и психологические особенности ребенка. Получил лицензию С, постоянно обучался. Сейчас прохожу семинары, вебинары. Есть люди, на которых я равняюсь. Это Александр Тарасов («Девятка»), его философия мне очень близка, а также Игорь Рыков.

– Чем привлекла франшиза «Футболики»?

Кирилл: Когда мне предложили приобрести франшизу, я изучил рынок, «Футболику» и конкурентов. В 2017 году футбольных клубов «имени себя», как я называю, тогда еще не было. На рынке был «Юниор», а также местные школы, которые не продавали франшизы. Поэтому выбор был, по сути, между «Юниором» и «Футболикой». Я получил колоссальную поддержку внутри компании, мы друг друга называем «сектой». И в тренерстве, и в менеджменте, и со стороны руководства здесь огромная поддержка. Это помогает прогрессировать и нести детям свет.

Когда тренер уходит из команды и создает свою – это большая проблема. Мотивация бывает разная. Что из этого выйдет – посмотрим через 2-3 года. Но могу сказать так: я не вижу будущего у этих проектов, да простят меня тренеры. Нужно выбирать: либо ты тренер, либо менеджер. Скорее всего, с ними уходят их же дети. Но кто тогда будет заниматься развитием? Поэтому я и не открывал проект «имени себя», хотя и знаю все процессы.

– Расскажи, пожалуйста, о подходе в работе с детьми. На чем в школе сосредоточен фокус? Вообще какая ваша аудитория?

Кирилл: «Футболика» – это школа от трех до семи лет. Есть ребята и старше, например, у меня 2011 г.р. Мы особо не стремимся развиваться в плане старших возрастов. Специалистов, работающий в возрасте 3-7 лет, сейчас мало. В каждом возрасте разные задачи. Основная – привить любовь к футболу, социализировать детишек. Именно этим мы и занимаемся – у нас нет цели воспитать чемпионов. В более старшем возрасте стараемся научить думать на футбольном поле, делать упражнения с пониманием, для чего это надо в футболе.

У НАС В ШКОЛЕ МНОГО ФУТБОЛА: НА КАЖДОЙ ТРЕНИРОВКЕ МИНИМУМ 25 МИНУТ ПОСВЯЩЕНО ИГРЕ. ИМЕННО В ВОЗРАСТЕ 3-7 ЛЕТ ДЕТИ ДОЛЖНЫ МАКСИМАЛЬНО ИГРАТЬ В ФУТБОЛ. ДАЛЬШЕ УЖЕ НЕМНОГО ДРУГАЯ СПЕЦИФИКА ПОДГОТОВКИ. НО В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ У ТРЕНЕРА ШКОЛЫ НЕ ДОЛЖНО СТОЯТЬ ЗАДАЧИ ВЫИГРАТЬ. ТУРНИРЫ, МЕДАЛИ – ОБ ЭТОМ НУЖНО ЗАБЫТЬ.  СЕЙЧАС ГЛАВНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ – ВЛЮБИТЬСЯ В ФУТБОЛ.

– Коммерческий сектор отличается от государственного. В чем ты видишь плюсы одной и другой стороны медали?

Кирилл: Тут все упирается в задачи. В ДЮШ важен результат здесь и сейчас. Они отбирают ребят, чтобы выиграть определенный турнир, отбор. У частной школы такого нет: там большее внимание уделяют развитию ребенка. ДЮШ – это своеобразная мясорубка. Туда все родители стремятся, но не понимают, к чему могут прийти. Ведь лишь 1% людей становятся футболистами.

Известный психолог Людмила Петрановская написала в своей статье, что к ней очень часто обращаются родители спортсменов. И она не понимает, насколько нельзя так любить людей, детей. Ведь постоянные тренировки отражаются на детях. Я тоже не понимаю, зачем такое усердие, ведь не все заработают миллионы. Разница между частной ФШ и ДЮШ огромная. Частная – это про физическую культуру, а ДЮШ – про спорт.

– В каком возрасте важен результат?

Кирилл: Смотря что понимать под результатом. В первую очередь, мы должны понимать, кто наши родители. В данный момент это в основном те, кто родился в конце 80-90-х. Они воспитаны еще советской школой, где победа любой ценой, а тренер должен максимально требовать и кричать. Но это миф, что криками можно чего-то добиться. Воспитание идет из семьи, а тренер может только корректировать. В СССР все было на результат, это пропиталось в нашем сознании. Все может измениться только лет через 20-30.

Когда подписываете контракт в 16-17 лет, тогда важен результат, потому что вы получаете за это деньги. А в 7-9 лет какой результат? Для начала нужно научиться играть в футбол, получать удовольствие от процесса. Вижу очень много команд, которые классно играют в футбол, но это результат команды. Если выдернуть оттуда ребенка и поместить в другую, то он потеряется, потому что не обладает индивидуальными качествами, а заточен под определенную схему.

Надо учить ребенка мыслить головой, влюблять в футбол. Поэтому в данном случае результатом будет то, что проходили на тренировке. Многие родители с этим не согласятся, будут спорить о важности результата. Но нужно задать вопрос: сколько ребят попали в топ-клубы Европы, а не России? Конечно, многие родители и тренеры спорят о результате. Но в 12-14 лет мы обыгрываем европейские клубы, а в 16-17 лет нет. Не люблю слово «система», но в ней много проблем, есть пробелы.

– Как происходит рост ребенка в футболе? Какая нужна среда?

Кирилл: Поговорю о волшебном треугольнике «Родитель-тренер-футболист». Родители делятся на 2 части: одни не вовлечены в процесс вообще, другие супервовлечены. Не вовлеченного нужно заинтересовывать футбольной жизнью ребенка, привлекать к совместным мероприятиям, ведь ребенку нужна поддержка. Лучший вариант родителя – вовлеченный. А супервовлеченный – неблагоприятный расклад. Он живет жизнью ребенка, живет на тренировке. У меня двоякое мнение по поводу присутствия на тренировке. С одной стороны, это круто, но только до тех пор, пока человек не вмешивается в процесс, ведь это может принести плачевные плоды.

Рекомендую родителям уходить с тренировок. Если вы доверяете тренеру, то 60 минут ребенок проживет без вас, а вы не будете тратить нервы. Вовлеченность также проявляется на турнирах. Самый лучший родитель – это тот, который сидит и молчит. Футболисты должны быть сами на поле, за них не надо принимать решение. Все начинается с детского возраста, а ребенок разрывается между тренером и родителем.

У нас в «Футболике» есть внутренний турнир, где первый тур в тишине, все молчат. Надо проводить работу с родителями – у нас по итогам все родители на турнирах молчат. Ребенок должен хотеть бежать на тренировку, а родители – не вмешиваться в тренировочный процесс, но знать, что происходит с детьми.

– Как ведется с родителями по поводу давления?

Кирилл: Как только дети пришли в школу в 3 года, 80% родителей нацелены на здоровый образ жизни. С остальными 20%, которые называются «наш сын будет футболистом» тяжелее всего работать. Нужно разговаривать. У многих школ есть политика, философия, миссия. Мы через игру в футбол формируем счастливых детей, например. Нужно с самого начала выступить руководителю с философией своей школы. Потом должен выступить тренер отдельно в каждой группе, в сентябре, рассказать о целях и задачах на год, ожидаемых результатах. Нужны собрания до и после проведения турниров, объяснять поведение, приемлемое в школе. В течение месяца тренер обязан пообщаться с каждым родителем. Тогда родители начинают четко понимать правильные вещи, что всего 1% детей становятся великими футболистами. Мы стараемся не бросать наших детей, а направить к конкретному тренеру, а не команду.

Разумеется, бывают сложности в общении с родителями. Но мы стараемся наставить на путь истинный, чтобы было меньше разочарований, в первую очередь, у ребенка.

– Что делать в случаях, когда теряется интерес к футболу?

Кирилл: У нас вышло 50 на 50. В сборной 2014 года есть мальчишки, которые ушли в «Зенит». Это недоработка, когда родители не хотят говорить, что пошли на просмотр – боятся, стесняются и т.п. Ушли 3 футболиста. Из них в «Зените» продержался лишь один, а два вернулись обратно. К сожалению, с одним пришлось попрощаться вообще, ему реально отбили желание тренироваться.

Мы максимально стараемся сделать так, чтобы таких историй было меньше, говорить с родителями. «Футболика» – это лучшее, что может быть у детей в 3-7 лет. Потому что иногда тренеры тренируют малышей, как 8-9-летних, отбивая желание у детей к футболу. Терроризирующих родителей у нас, слава Богу, не было. Давление есть, с ним приходится работать.

– Как переубедить родителя «не пихать» ребенка?

Кирилл: Проводится собрание до турнира среди родителей. Например, накануне Кимберли мы обозначили, для чего нам участвовать в этом турнире, что для нас будет результатом. Турнир – это третья игровая тренировка, а не медали.

“Мы просим родителей следить, что делают игроки на тренировке. Обязательно необходимо общение после турнира: похвалить каждого ребенка, обозначить положительные моменты, которые были сделаны, сказать, что получилось, а что нет. Каждая ошибка – ответственность тренера. Нужна постоянная коммуникация от тренировки к тренировке, волшебной таблетки нет.”

– Как часто происходят переходы в другие академии?

Кирилл: Каждый год мы формируем сборные, хотя и громко сказано. У нас есть уровни подготовки, готовим к выпуску и передачам в другие академии. Из 14 человек 8-9 перешли в филиал «Зенита». Сказать, прогрессируют они или нет, нельзя, играют. Кто-то «на карандаше» в главной академии. Результаты нашей работы есть – этим можно гордиться. Сейчас больше 2015 года ребят, с ними еще год поработаем и будем пристраивать. Передаем потихоньку, но если кто-то хочет остаться – не выгоняем. Мы всегда открыты.

– Если есть какая-то мысль, которую хочется донести, озвучивай.

Кирилл: В первую очередь, спасибо за приглашение. Небольшая рекомендация для тренеров и родителей – книга Петрановской «Точка опоры» о воспитании детей. Еще одна книга на английском – Game Change –  и подписаться на Тарасова в инстаграм. И, конечно, любить футбол, детей. Помнить, что ваш результат будет через 20-30 лет, не надо добиваться моментального результата.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Получайте новые статьи

Подписывайтесь в наши социальный сети, чтобы получать новости о выходе новых статей и видео

Вам может понравится