Александр Бауман: Полный разбор детско-юношеского футбола на примере ДЮФА “ЦСКА”

Интервью с Александром Бауманом – ведущим тренером детской футбольной академии ЦСКА. Мы сравнили разные периоды в детском футболе, узнали как пройти просмотр в ЦСКА и поличили

Сергей: Расскажите о себе, о своем пути в футболе.

Александр: Наверное, стоит говорить уже о тренерской деятельности, потому что это началось давно, еще в 90-е годы прошлого века. В футбол попал, как все дети. Первой моей школой, лет в 6-7 был «Локомотив», а дальше с переменным успехом играл в футбол, хоккей, до определенного уровня играл в армии. Тренерской деятельностью начал заниматься в середине 90-х. Веселое было время: привлек меня к этому делу мой боевой товарищ, который сейчас работает в структуре «Спартака». Это Лунин Алексей. Мы с ним начинали тренировать дворовых мальчишек из соседних домов – это было 94-95 год. Потом он пошел в спортивную школу, а я продолжил заниматься с мальчишками, жэковскими ребятами, как их называли. В 97-98 году получил приглашение в спортивную школу «Буревестник». Были и раньше приглашения, но я не планировал делать это профессией, занимался тренерством для души. Но потом затянуло и решил, что все-таки это мое. Пошел в «Буревестник», принял там команду мальчишек 90-го года рождения, 8 лет. До этого с ними занимался другой тренер, но я довел до выпуска. С большинством из них позже работал в молодежной команде. Т.е. 10-11 лет я с ребятами был – от 8 лет до мужичков. За это время окончил Высшую школу тренеров, очное отделение. Тогда это была серьезная организация, не двухнедельные курсы. Каждый день, с понедельника по пятницу, с 9 утра до 4-5 вечера иногда и по субботам, я учился. Никого не волновало, что ты работаешь еще и тренером. Но было очень интересно, вспоминаю то время с огромной теплотой, особенно своих преподавателей. Многие до сих пор преподают – было безумно интересно. Считаю, что этот год дал мне очень много – больше, чем до этого лет 8 тренерства. Я познакомился со многими тренерами разного уровня, преподаватели интересные, великолепные предметы. Я с большим удовольствием учился.

После того, как выпустил пацанов 90-го года, взял 99-й год, довел их до 13 лет. Это был 2012 год. И получил уже приглашение из ЦСКА, но попросил довести их до конца сезона, чтобы не выходить в середине. Уже в ЦСКА принял 2002 год рождения – сезон с ними. Потом с набора взял 2007 год и в прошлом году принял 2009 год рождения. Я со многими своими ребятами, начиная с 90-х годов, до сих пор общаюсь. У многих уже свои семьи, многие сами работают тренерами. Приятно, что какую-то часть жизни все-таки я им дал.

Сергей: Что для вас означает профессия футбольного тренера?

Александр: Для меня это моя жизнь. Говорят, что тренер – это диагноз или такое определение, как «человек женат на профессии». Это и есть все вместе. У «Барселоны» есть философия «24/7». Это то же самое. Потому что отработав положенные часы и приехав домой, переключиться на что-то другое не всегда удается. Думаешь, что получилось, а что нет, что улучшить и т.д. Могут позвонить родители, могут сами пацаны, даже те, с которыми лет 10 назад расстались. Даже бывает звонок и в 3 часа ночи: «Валентинович, у меня такая проблема…». Тренер – это вот это все, даже не знаю, как объяснить. Если по пунктам, то это, во-первых, любовь к профессии. Ты должен любить то, чем занимаешься, вне зависимости от наличия успеха, рутины и т.д. Ты любишь не только профессию, но и все то, что ее окружает. Готов к постоянному росту и самообразованию. Если ты любишь профессию, то всегда ищешь возможности стать лучше и еще больше узнавать.

Сергей: Как детский и юношеский футбол в России изменился за последние годы, на ваш взгляд?

Александр: Если взять отрезок 10 лет, то очень интересно получается. Сейчас пацанам, с которыми я занимаюсь, 2009 года рождения – 10-11 лет. Пацаны, которые были у меня 10 лет назад (1999 г.р) были этого же возраста. Т.е. есть с чем сравнить. Мне кажется, детский футбол в России стал сильнее, взрослый я не беру. Он становится интереснее. Изменения, в первую очередь, в количестве турниров. Сколько турниров есть возможность сейчас играть, смотреть, посещать – 10 лет назад такого не было, можно было на пальцах одной руки их сосчитать. Сейчас множество сильных турниров – и для них не обязательно уезжать из Москвы. Если раньше, с тем же 99 годом, мы искали, куда бы поехать (и в Приднестровье, и в Украину, и в Венгрию), то сейчас есть турниры в Казани, на юге нашем, в Мордовии, в Питере. Вы проводите великолепные турниры. Посмотрите, сколько появилось команд не спортивных школ, а частных. Мальчишкам, которые просто для души играют, есть где играть. Поэтому возможностей гораздо больше появилось – это хорошо. Конечно, если брать всю Россию, ситуация неоднозначная. Где-то как было, так и осталось. В Москве поля есть практически при каждой школе нормального качества, дворовые площадки. Очень много общаюсь с тренерами из регионов – слезы скупые наворачиваются, когда они рассказывают о своих зарплатах. И то, как люди тренируются, в каких условиях играют пацаны… Но футбол жив и будет жить. Главное, чтобы давали развиваться таким проектам, а не загонять их в рамки или облагать налогами. Люди делают большое дело.

Но, мне кажется, лучше стало – много интересных команд появилось. Если раньше в Москве можно было ходить на команды, то сейчас не только в Премьер Лиге есть хорошие команды и тренеры. В регионах мы видим турниры, когда приезжают ребята из неизвестных городов и видны интересные футболисты, а тренеры вообще фанаты своего дела, которые нередко даже без зарплаты работают.

Улучшилось и то, что много информации есть в свободном доступе. Если ты интересуешься, в интернете можно найти информацию на любой вкус. Ты можешь пойти учиться в Высшую школу тренеров – сейчас она стала гораздо доступнее. Получил лицензию – самообразовывайся, сдавай экзамены, переходи на следующий уровень. Можно ездить на стажировки в топ-клубы, за границу. Это все реально, если хочешь быть образованнее. Можно этим всем заниматься, «железного занавеса», слава Богу, нет, визу сделал – и уехал. Поэтому однозначно лучше стало.

Сергей: Нет такого ощущения, что футбол концентрируется в Москве?

Александр: Согласен. Ездил и 10 и 15 лет назад на разные турниры и очень сильные команды были. Сейчас Москва лидерство не то чтобы перехватила, но присутствует доминирование. Но это касается не только футбола. По моему опыту, много людей стремится попасть в столицу из-за больших возможностей для образования детей. Москва притягивает, некоторые едут в Питер и Казань, но Москва остается футбольным центром. Не беру Краснодар – это государство в государстве.

Сергей: Нет ощущения, что стало мало обыгрышей в один?

Александр: Берем команду-чемпиона 2009 года – «Спартак». Любой из пацанов стартового состава смело идет в обыгрыш и уверенно обыгрывает. Не хочу называть команды, которые мне не очень нравится, чтобы не обижать, но есть те, которые упростили до предела игру, видимо, в надежде на сиюминутный результат. Это тоже имеет место быть, ведь у них есть руководство, которое такую идею поддерживает. Мне кажется, нужная золотая середина, надо знать сильные и слабые стороны человека. Я бы не сказал, что мало обыгрышей в целом стало. Может, мало в конкретно взятой команде. Например, по своей команде: никогда не сделаю пацану замечание, если он полез в атаке в обыгрыш. Если он голову не может поднять от мяча, то у меня вопросы будут, прежде всего, к себе. Поэтому это тема интересная, но касается она и того, чему учили детей с 5-6 лет, когда они начали заниматься. Многие команды в этом возрасте уже заточены на пас. Конечно, придя в спортивную школу, он не захочет обыгрывать, даже когда это надо. У меня были случаи, когда мальчик техничный очень играл в одно касание все время, пытаясь от мяча избавиться. Мы с ним до крика спорили, потому что его так научили. Теперь все вошло в нормальное русло: может и в пас пойти, и обыграть.

Сергей: По какой причине, пропуская в базовом футбольном образовании какие-то элементы и переходя на следующий уровень, игрок не может делать какие-то базовые вещи?

Александр: Все должно из чего-то переходить во что-то. Поясню: на каждом этапе подготовки (сейчас футбол становится все моложе и моложе), но берем средний возраст, когда ребенок начинает адекватно воспринимать футбол. Это 6-7 лет. Мы должны понимать, что необходимо дать ребенку именно в этом возрасте, что в 8 лет и т.д. На каждом этапе важно давать что-то новое. А далее мы должны понимать, делал ли он в эти 6 или 7 лет то, что ему было надо? И здесь вопрос к нам, как к тренерам, что мы для себя определяем: что он должен знать, уметь, выполнять и применять в игре – именно в такой последовательности. Ведь знать и уметь – это не значит применять в игре. Важно знать, на кого это все применять, отдавать себе отчет, что ты хочешь сейчас, и как это перенесется на следующий день. Это касается малышей, если средний возраст, нужно понимать, что они делали и делают. Нужно четко определиться, что, когда, зачем следует, что мы хотим в дальнейшем. Неплохо было бы с кем-то посоветоваться: руководством, старшими товарищами, ребятами, которые имеют интересное мнение. Самообразование и все время быть в курсе новых тенденций – это очень важно.

Сергей: Как оценивать уровень подготовки детей до 12 лет в целом? Почему самые талантливые мальчишки не могут раскрыть свой потенциал?

Александр: Термин талант – очень спорный. Я бы его не рассматривал. Я бы смотрел отдельно на качественного игрока. Техника, физические качества, психология, характер – это все надо рассматривать, как в целом, так и отдельно. Потому определить, что такое талант по художникам, например, сложно. Как сказать, кто из них талантливее? Также и в футболе – трудно назвать талантливым 12-летнего мальчика. Если он всех обыгрывает на турнирах, но не с ЦСКА или Краснодаром, например, не на этом уровне. Переход из детского возраста – проблема не только нашего футбола. В той же Испании, в Барселоне, когда у мальчика идет ломка подростковая, он переводится как тяжело больной. Его не грузят физически, не прессуют, если что-то не получается. Психика меняется, все меняется. Поэтому талант в 10-12 лет – еще не гарантия того, что игрок будет талантливым в 14-15 даже. Более того, если в 10-12 мальчик отстает, но мы видим, что техника на уровне, если у него бойцовские качества и трудолюбие, то ему можно давать шанс. Тогда велика вероятность, что как раз в 14-15 он останется. Как показывает опыт, те, кто ярко выглядел в 7-8 лет, уже не так смотрятся в 10-11. А есть те, кто мяч увидел впервые в 8 – и они догоняют бывалых и даже обгоняют их. Для мальчишек, которые были звездами, очень тяжело перенести это. Если парень сможет с этим справляться, когда перестает что-то получаться – с помощью тренеров, взрослых, родителей, – значит, есть шанс, что получится дальше. Приведу пример: играл у меня в Буревестнике в 90-м. Худенький такой, слабенький. Мозги работали феноменально, а передачу отдавать не хватало сил. Он выдерживал только пол-тайма – и падал. Но дошел до выпуска, играл в Москве в молодежке. Начал расти только в 20 лет – сейчас мужик под 190, играет в Германии, помогает тренировать и хорошо себя чувствует.

Сергей: Критерии отбора мальчишек: какие качества оцениваете в первую очередь?

Александр: Во-первых, смотрим, что мальчик должен уметь в 10-11 лет. Есть определенный набор технических умений и навыков, физические качества. Смотрим скорость: быстрый мальчишка или нет. Мы не смотрим на рост, а рассматриваю в тренировочном процессе и обязательно в игре. Анализируем, в какой ситуации мальчик растворился в игре – это психологическая неуверенность либо проблемы с характером. По физическим качествам ловкость и скорость важны. Но по скорости есть нюанс: я не смотрю, насколько он быстро бегает. Он может бегать не быстро, но если он по своей позиции он успевает выполнять свои функции и оказывается везде вовремя, понимает игру, когда куда бежать – это важно. Характер важен, бойцовские качества – без него футбол немыслим, как контактный вид спорта. Очень много детей техничных, тех, которые на ты с мячом, но когда начинается игра… Характер он заложен в ДНК, дальше он только формируется. Есть такая фраза: чихуахуа никогда не станет бультерьером. Бывает, мальчика накачали родители, он вышел – и его хватило всего на 10 минут. Поэтому должны играть люди, которые с характером.

Сергей: Уточните про зачисление в 6-8 лет.

Александр: У нас в ЦСКА простая система: есть наборные группы, которые ЦСКА 2 – совсем малыши, там берут всех. Потом из этих ребят формируются группы: они сначала занимаются в ЦСКА 2 около полугода-года и потом комиссия экспертная из нескольких тренеров и руководства школы решает, кого оставить. Формируется 4 группы по 16 человек, потом 3 группы по 12 человек – и так до старшего возраста идет сокращение. К Чемпионату остается 1-2 группы – или по 12 или 24 человека. По зачислению могу сказать, что шансы попасть в ЦСКА неплохие, если человек обладает какими-то данными и навыками. У малышей мы смотрим все в игровых упражнениях (подвижных играх, эстафетах, развлекательных играх) – нет никаких упражнений на технику. Смотрим активность, подвижность, наша следующая задача – его научить. Надо посмотреть и на обучаемость в течение определенного времени, на наличие прогресса. Дети же развиваются волнообразно. Поэтому бывает, что мальчик задержался на 2-3 месяца, мы не ставим крест, переводим в разные группы. Шансы попасть велики.

Открытие ЦСКА 2 – это большое дело. Многих ребят не могли держать в поле зрения. У меня в 2005 году было 5 человек из ЦСКА 2, которые тренировались не просто 1-2 тренировки. Они тренировались в течение четырех месяцев – одного мальчика зачислили, он играет.

Сергей: Как сделать, чтобы команда заиграла? Как у вас это получалось?

Александр: Непростой вопрос, потому что с каждой из команд, начиная с дворовых ребят, такие моменты были. И каждый раз они были разные. Было что-то общее, но каждый раз разное. Сейчас, если взять 2009 год, я не могу сказать пока, что они заиграли. Но не сомневаюсь, что это случится. Например, 1990 год у меня заиграл годам к 14. Это произошло, когда мы прилично сыграли летнее первенство Москвы. После того сезона у меня забрали весь стартовый состав – человек 12 сразу. Люди, которые приезжали смотреть, начали говорить, что они играют, как немецкая машина. Мы видим, что нет слабых сторон. Когда команды играют в более младшем возрасте, я бы не говорил о команде, а говорил о футболистах. Когда мальчишкам 10-12, хочется говорить не о том, как команда играет, а как отдельные люди играют. Если перекидывать этот момент на 2007 год, я не могу сказать, что мы играли, как сумасшедшая команда, хотя были моменты с Манчестером хорошие. Если 10-12 любуешься отдельным игроком, то в 14-15 хотелось бы любоваться уже командой. По ЦСКА 2002 года (им было 10 лет), которых я принял, когда пришел, могу сказать, что из той команды 10 человек дошли до выпуска. Причем сделали это не только как сильная команда, они сами по себе приличные ребята. Это очень приятный момент для нашей школы – значит, мы, тренеры, все делали правильно. Что касается того, когда заиграет команда, мне кажется, надо понимать, что ты хочешь. И соотносить это с уровнем игроков в команде. В том же Буревестнике я понимал, что ребята не такого уровня (исключая пару звезд), как в ЦСКА, где 6-7 звезд. Важно не требовать с них больше, чем они могут. Найти оптимальный тренировочный процесс и требования. Игроки должны получать удовольствие, не только я.

Сергей: Как менялся тренировочный процесс с возрастом? В какие периоды переходили на новый уровень?

Александр: Если мы берем самых младших, то начальный этап – это техника. 20 лет назад все поле заставляли фишками – и они обводили эти фишки. Теперь меньше фишек – больше игровых элементов. В среднем возрасте элементарные взаимодействия, индивидуальная тактика – простые комбинации. Дальше уже можно что-то посложнее – комбинации, стандартные ситуации. Опять же, все через индивидуальную, а не групповую тактику: что я должен делать на поле, а не мы втроем? Все через игровые модели. Если брать период 10-20 лет назад, то сейчас, я бы такие тренировки не то, чтобы не проводил, а делал иначе – где-то поменяв направленность, усложнив или упростив и т.д. То, что я давал пацанам из 2002 года, я не стал бы давать 2009 году. Даю с поправкой, но единой философией. Секретов особых нет, хотя многие тренеры спрашивают. Где-то на турнире мы же общаемся, я им и конспекты присылаю, и видеотренировки, если у меня есть. Но я всегда говорю: «Ребят, даже если вы повторите то же самое упражнение, не факт, что оно будет у вас работать. Потому что вы должны знать, что мы делали за месяц до этого, за полгода и что мы планируем делать через год. Это не может быть вырвано из контекста. Программа у меня расписана на 5 лет – с 7 лет и до 12. Причем чуть ли не ежедневная. Конечно, есть нюансы. Одних видеоупражнений под 1000.

Тяжело так сказать. Это надо видеть, недельный цикл понимать, приехать еще пообщаться. Главное, посмотреть, как это работает в игре и работает ли вообще.

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Пустая статья в плане видения проблем и их исправления. Вопрос? Ответ те мне, почему чем меньше мальчишки в группах,тем больше ребят рожденных в первые три месяца, а в основной команде “ЦСКА” такова нет? Получается тренируем одних, а играют другие?

  2. СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ
    Александр Тарасов: Нужно сделать из футбола праздник для детей и родителей, как в Европе.
    Хочу объяснить написанное выше. В Европе детский футбол-праздник для всех, особенно для детей. В России горе, особенно для наших детей.
    Что вы думаете “специалисты”.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Получайте новые статьи

Подписывайтесь в наши социальный сети, чтобы получать новости о выходе новых статей и видео

Вам может понравится