Василий Хрипливый: Как за 5 лет открыть 20 филиалов футбольных школ и задуматься сделать команду СДЮШОР в Москве

Интервью с руководителем футбольной школы “Я Футбол” Василием Хрипливым, который рассказал о том, как ему удалось создать большую футбольную школу для детей, откуда появилась идея создать СДЮШОР и как это будет реализовано

До открытия школы работал на мойке, управляющим фитнес-центра и бизнесменом

Сергей: У вашей школы небольшой срок жизни, но уже много достижений. Как пришла вообще в голову идея создать футбольную школу?

Василий: Ты уже по себе знаешь, что тренерская работа – это призвание. Кроме того, чтобы потренировал и пошел домой, ты должен все время думать о ребенке. Я когда начал этим заниматься, понял, что черпаю огромную энергию. У меня своя история: в 23 года я попал в реанимацию – и моя жизнь перевернулась. 5 лет практически из дому не выходил. Через футбол стал восстанавливаться, пришел к детям и через детей я получал огромную энергию. Я отдавал себя – они отдавали «обратку». До развития не доходило – мы не могли сделать что-то большее, были одни из первых, кто в Москве этим занимался. Мы привносили что-то свое, на то время появились европейские методики, мы их просматривали. У меня специальность «тренер по футболу – менеджер в спорте». Соответственно, я одно с другим воплотил в реальность. Пока начал это делать, работал, где придется – на мойке, управляющим фитнес-центра, и бизнесменом. Но это ничего не шло, потому что душа не лежала. Но как только я увидел горящие глаза детей, готовые сделать все для тренера – это сыграло свою роль. У нас пошло развитие: было изначально 2 филиала, которые я сам тренировал. Я понимал, что не смогу развиваться, если не начну набирать персонал. Появлялись первые тренеры, пара было уже опытных. Изначально со мной работал Сергей Григорьевич Умин – заслуженный тренер России и Украины, который был в женском футболе. Случайно встретились, он сказал, что хотел бы с детьми поработать. Мы открылись на юго-западе. Сейчас, думаю, поменяю дислокацию, т.к. спортивную школу мы открыли в Апрелевке, там основная масса наша. Один филиал в Новогиреево. Изначально планировали по Москве все делать, потому что она огромная, невозможно всех собрать в одной точке. Шаговая доступность превалирует во всем. Пробовали в Москве открыть свою детскую спортивную школу, ближе к юго-западу. В то время была большая работа – до сих пор ждем стадион. В конечном итоге, самый ближайший стадион был в Апрелевке (25 км от МКАД). Часть филиалов из Переделкино, дети посильнее, переводятся туда. Там работают тренеры лицензированные. Я сам получил детскую С, но тренерская работа не получается – я только курирую, могу посмотреть программы. Главный тренер с лицензией Про появился у меня 3 года назад, раньше с ним играли. Два года я мучился с этим стадионом, в Апрелевке 40 тыс. населения. Хотя филиал там существует с 2015 года, меня там не знают. Стадион относится к ФОКу, у них там своя государственная ДЮСШ. Нас не расценивали, как конкурентов, потому что мы коммерческая организация. У нас не было задачи продолжать на коммерческой основе выращивать деток. Я сразу родителям рассказал, что мы планируем на пятилетку вперед. Первое, что обещал – это что наши выпускники (15-16 лет) не будут выгнаны, как это происходит в школах футбола,

Для ребят, которые будут продолжать стараться, мы сделаем взрослую команду, заявим на первенство района, области. Тем временем возможно у нас будет появляться другие возможности, открытие новых филиалов, какие-то вливания – мы сможем в третий дивизион вылезти. Там уже плотно и близко ребята подходят к ПФЛ, уже можно с академией заключать контракт и т.д. У нас стоимость не баснословная: при филиалах 4000 рублей (3 раза в неделю занимаются). Есть филиалы, где мы работаем с малышами детсадовскими (от 3 до 7 лет) – там 2 раза в неделю они занимаются. Дюшка занимается 3 раза в неделю плюс игровой день. Третий год тренируется на бесплатной основе. Мы хотим, чтобы все, кто не выпускные, шли на платной основе и помогали существовать взрослой команде. Если в прошлом году мы на район заявились – и первый блин был комом, то в этом году у нас 15 человек. Сейчас 11 основных ребят – это наши воспитанники, плюс к ним подключаются те, кто живет рядом, но со школ футбола их убрали. Есть знакомые, которые при командах находятся в Москве или других городах – со временем, если ребята будут работать на перспективу, их можно отправлять в аренду, на просмотры и т.д. Пока мы на этом не зарабатываем – ждем момента, когда наше государство не компенсации будет выдавать последнему клубу, забывая про первых тренеров.

Как мы открыли 20 филиалов за 5 лет

Сергей: Ты упомянул о бизнес-плане на 5 лет. Когда начинал, думал, что будет большое развитие? Или начинали просто школу?

Василий: Когда делал школу, было 2 филиала, я первое, на что обратил внимание – это на то, что в любом филиале, кто сейчас занимается футболом в Москве, есть пара сильных ребят, а есть те, которые не могут попасть по мячу. Причем они приходят с нулевым уровнем в разном возрасте – и в 6, и в 14 лет. Как-то нужно было это компоновать. Мы со второго года, когда филиалов стало 5, сделали внутренний чемпионат, чтобы ребята играли между собой. Не разделяли их по годам, сделали старшую, среднюю, младшую группу. По признаку объявлять победителей было немного неправильно, но на первых порах не могли ничего сделать. Тогда у меня в голове прорабатывалась мысль, что должна появиться своя спортивная школа, куда мы можем подгружать ребят. Мы получили Национальную премию спорта России как лучший инновационный проект в области подготовки спортсменов. Первые два года мы именно это и делали – подготавливали спортсменов. С горечью смотрим, когда ребенок еще не достиг определенного уровня, а родители забирают его и отводят в другую школу. Когда родители начинаем выхватывать по одному – мы уже не можем заявляться на чемпионат. Родители смотрят не персонально, а на результат, как играет команда. Это наш бич, ведь во всей Европе учат одного, у них на 10 человек 3 тренера. Пока мы не можем дать такой возможности – я начал набрасывать план на 5 лет. Первые 2 года они показали, что все реально, самое сложное было – найти площадку и договориться. Это и сейчас самое сложное, потому что много физкультурников. У нас ребята были, которые приходили к нам, меняли школу футбола, ведь сейчас добавились остальные виды спорта, есть конкуренция. Другой вопрос, как родители выбирают секцию своему ребенку, потому что когда ребенок всей душой за футбол, а мама хочет, чтобы он был юристом… Да, возможно, это ребенку пригодится, но самое главное – заниматься любимым делом.

Сергей: За 5 лет открыто 20 филиалов, как по щелчку. Как открывается филиал клуба?

Василий: Всех нюансов не открою. Расскажу, как у меня первый филиал происходил. Это было как в старой сказке: у меня был свой бизнес, хорошие деньги, но каждый день я работал со скрипом. В одну прекрасную ночь мне снится, что я тренирую деток. Утром проснулся, взял и выписал на листочек ближайшие школы. Мне не нужен был зал – я привыкший к тому, что мы занимались на улице в наше время, в дождь и снег. Я пришел в одну школу – мне отказали, пришел в другую. Всего 16 мне отказали, потому им не хотелось заморачиваться. В Переделкино мы договорились с директором, что я набираю группы – и если у меня пойдет, тогда мы официально оформляем, сможем пользоваться залом, раздевалками и т.д. Через год было около 20 человек. Кто-то уходил, кто-то добавлялся, я завоевывал свою репутацию, как тренер. На тот момент мне было около 30 лет, плюс-минус. Через 2 года стало 70 человек – начали прибавляться ребята, мы разбили их на 3 группы, я накидал программу для каждого из них. Обучился на лицензию, уже параллельно открывал в ближайшем Подмосковье. Это было уже к 2015 году. Когда стало 3 филиала, детей было около 100 – тех, которые постоянно занимались. Принял решение брать новых тренеров на работу. В Морушкино было мало тренерского состава с опытом. Были ребята, которые с самого начала со мной работали. Они проработали 3-4 года, потом по разным причинам уходили – кто за зарплатой, кто за самореализацией. В школу, где я открывался, пришла другая организация – не буду называть. Меня подвинули, я потерял 70 человек. Но я через год открыл новый филиал в Переделкино – и часть ребят вернулись ко мне, часть через два года и даже в прошлом году. Для детей первый тренер – это всегда первый тренер, они идут к тому, кто им нравится. Эта связь на долгие годы. Через 3 года у нас было около 300 человек, к четвертому году – чуть более 500. Сейчас около 700 человек движущей массы. После коронавируса не знаю, что будет с детьми. Группы немногочисленные, но как будут реагировать родители – не знаю.

Как я осознал, что нужно создавать СДЮШОР

Сергей: Какова была роль открытия именно ДЮСШ, какова цель?

Василий: Есть такой футболист Георге Хаджи, который играл в сборной Румынии. На сегодняшний день у него огромная своя академия, он запустил ее недавно. Он подготавливал детей – и продавал их в известные клубы. В нашей стране мы знаем, как работают селекционеры первых клубов. Как только у тебя появляется сильный ребенок, они напрямую выходят на родителя – и через пару дней в лучшем случае родители звонят и говорят «мы уходим», а в худшем ты его видишь там, а им стыдно признаться. Вариантов больше намного. Когда мы делали ДЮШку, я планировал, что у нас появится взрослый клуб. Идея такая – если ты нужен дублю, тебя в дубль заберут, а всех остальных перспективных распустят. Тебе всю жизнь прививают любовь к клубу, через какое-то время ты должен пойти в другой клуб и уже там доказывать, что ты лучший, под другой эмблемой. Получается, мы прививаем патриотизм, а приходится предавать. Дети это очень сложно переносят – знаю по своим. Невозможно выработать систему, по которой можно это прекратить. Но мы попытались сделать сито – подбирать тех, кто никуда не попал. Мы еще ни одного ребенка не продали, прошло мало лет, в сентябре 5 лет автономной организации. Решили, что клуб, который будет играть хотя бы на район – это все равно практика. Если это область, это уже огромная практика. Из 15 человек трое-четверо зацепятся за ПФЛ, а, может, и выше. У нас есть 4-5 человек на перспективу, которых мы видим до 20. До 23 лет в основном все принадлежат клубам, и если ты его откуда-то взял игрока под крыло, все равно компенсация пойдет этим людям. Самая главная идея была – не заработать. У меня проект не несет коммерциализацию: 80% всех денег идут на развитие. Изначально у нас была договоренность работать по двум квитанциям. Делали бюджетные места, хотя бы по 3 в группе. Сначала в каждом филиале было по одному бюджетному месту в группе, потом по три. Если всех собрать, то выходило около 100 человек на бюджете. Это уже бесплатная школа футбола.

Мы продолжаем помогать родителям, но сейчас идет тенденция в школах, куда мы приходим, с площадками договариваемся – туда устраивается наш тренер работать. Большая часть приходит в школу, распределяет эти деньги по-своему – мы не можем уже сделать бюджетные места. У них своя направленность. Мы знаем, что футбол – это игра бедных. Самые сильные пацаны, как были в других слоях, так оттуда и появляются. Глаза всегда горят. У нас также в школах профессиональных на сегодняшний день до 12 лет, пока они незачетники, все москвичи. После 12 лет куда москвичи деваются – никто не знает. Берут ребят с периферии, где у них два дерева, они между деревьями бьют, у них нет ни сеток, ни ворот, зато есть горящие глаза. Они хотят чего-то добиться. Для меня пример Головина – он один из тех примеров, когда никто даже не знает деревни, откуда он попал в футбол. Радует, что из деревень ребята попадают куда-то. Зная твой проект, мы подготавливали такую же тему, но не запустили, потому что не знали, как отреагирует детский футбольный мир. Твой проект заточен под тех, которые уже играют на чемпионате, сразу там регистрируются. Очень хороший маркетинг – и мы сможем посмотреть сразу возраст.

СДЮШОР существует с сентября 2018 года, ей будет только 2 года. За 2 года тренер, которого я пригласил – Мостовой Виталий Владиславович (у него лицензия Про) – он сразу потащил за собой еще одного тренера, у которого лицензия В. Они разделили обязанности. Поначалу работали по программе, которую Мостовой составлял уже для нашей школы футбола. Это было что-то среднее – еще не ДЮШка, но уже и не филиал при школе. Мы не могли товарищескую игру с каким-то профклубом провести, потому что уровень разный. Сейчас, благодаря твоему турниру, они выходят на поле с теми ребятами, которые скоро будут играть в Премьер Лиге. Это здорово, чтоб они видели к чему стремиться и на каком уровне они находятся. Кого-то это мотивирует, кого-то наоборот. Но футбол – игра сильнейших, как и хоккей. Это в мышлении: если ребенок сейчас сдается, большого футбола, большого спорта и других достижений ему не видать. Добиваются единицы – уже сейчас это нужно понимать. В этом возрасте в идеале, чтобы при командах были психологи. Я раньше не понимал, для чего они нужны. Когда сам играл, думал, что я самый лучший в мире футболист, мне никто не нужен, я все знаю и понимаю. Сейчас я сам исполняю роль психолога, общаюсь с детьми. В победе не нужно ничего объяснять, они на порывах страсти прекрасно все знают. Зато когда они проигрывают – это большая трагедия для всех, причем не важно, товарищеская игра или они поиграли между собой. Для них всегда Лига Чемпионов.

Сергей: Сколько ребят перешло в академию уже более профессиональных? Как относитесь к тому, что мальчишке, в которого много вложили и он тренируется около дома, например, придется ездить на другой конец Москвы?

Василий: За весь период у нас примерно 150 человек перешло в разные клубы Москвы – от топ-клубов до третьей лиги. Это было на протяжении последних 7 лет. Я слежу за каждым из них, но на сегодняшний день осталось около 40 человек, которые продолжают заниматься. Остальная часть отсеялась и даже не занимается уже футболом. Как правило, это ребята постарше, их самих отсеяли, а остальные либо мотивация пропала, либо помогли, чтобы она пропала. Зачетники, чуть более 12 лет, – начинается распределение с профакадемий до других лиг. Недавно, не буду называть имен, были в топ-клубе, Премьер Лиге, ушли в первую. Ребята переходят, родители звонят, общаются, спрашивают, что нужно и не нужно делать. Те, которые сами раньше все делали, они уже не позвонят никогда. А те, которые всегда на связи, спрашивают совета, мы пытаемся подыскать им команду, либо подсказать, где лучше, что сейчас они могут сделать. На мой взгляд, в этом возрасте неважно, Премьер Лига или Первая Лига Москвы – у них должна быть практика и хороший тренер. Если рядом хороший тренер, он поможет дойти до дубля, если ребенок игровой, он в любом возрасте попадет в топ-клуб, его заметят в любом случае. На сегодняшний день знаем много случаев, где ребята начинают в ЛФЛ играть, их оттуда потихоньку выдергивают.

Скауты и селекция сейчас работают очень сильно: если у меня раньше уходили дети, которым было 10, 11, 12 лет, то сейчас начинают с 6, 7 лет. Для меня самое страшное в перспективных ребятах, если ребенок устанет от этого всего. Но мы не можем предугадать: он может на мотивации дойти до Премьер Лиги, а может к 14 годам ходить на тренировки, как на работу. Но сейчас это перестраивается, на тренировках добавляется испанский драйв, когда они просто играют, получают удовольствие. Не делают одно и то же упражнение каждую тренировку, чтобы наконец-то оно получилось, а делают все через игру. Мы также это делаем, добавляем, объясняем детям, что игра игрой, но есть определенные упражнения, которые не во все игры добавишь, нужно этим заниматься. Сейчас голландцы решили, что головой детям нельзя играть до определенного возраста. Будем смотреть, потому что мы с 6 лет долбили головой и все тренеры считали, что дети готовы это делать.

Почему важен нетворкинг в футбольном бизнесе

Сергей: Вы участвовали в номинации «Премия». Как это получилось и как повлияло на школу? Стоит ли школам искать такие номинации, дает это какое-то конкурентное преимущество?

Василий: Прежде всего, я туда поехал, потому что там были хорошие спикеры. Они сделали кроме премии форум. Поначалу я увидел форум, где должен был выступать Даниэль Серехидо – в дальнейшем мы познакомились и подружились. Это представитель единственной в России и Беларуси La Ligа. Мне было интересно, что он может рассказать. Также был представитель «Реал Мадрида», «Спартака», много представителей развитых школ. Первая франшиза тогда появилась Чемпионика. Мы там познакомились с Русланом Башировым, он уже был на этой премии. Мне было интересно, как он подходит к детям. На тот момент было 3 учредителя, насколько я помню. Сейчас он работает один. Я подал заявку, отправил, сказали, что все на рассмотрении. Форум должен был состояться в марте 2016 года. Мы прилетели в марте, 2 дня проходил сам форум, я получил колоссальные знания. После самой премии было автопати и мы могли в неформальной обстановке пообщаться с людьми – директорами разных компаний. Меня интересовало, как они могут помочь детскому футболу. Премия как таковая была для развития. Мне было интересно, много ли нас в этой сфере, что мы можем дать в этой сфере. Когда называли номинацию, меня назвали почти последним. Я был в прострации тогда. С директорами обменялись контактами, но дальше не пошло. Сотрудничать начали с компанией «АБМ». Спасибо Воробьеву, мы первые два года пользовались льготами.

Сергей: Стоит на такие события заявляться?

Василий: Сейчас их много. Из-за неравномерного графика я не могу записаться на какое-то мероприятие, понимая, что могу не попасть. Поэтому для себя набрасываю примерный список мероприятий и если в тот день могу, я иду на форум. Недавно была адидасовская премия. На одну из премий подавал заявку, но не как ФШ, а футбольный лагерь, чтобы выявить конкурентов, провести маркетинг. Это позволило бы родителям увидеть преимущества. Но есть премии, где не так происходит награждение, нас обрезали.

Сергей: Если немного помечтать и заглянуть года на три вперед, как будет выглядеть футбольное сообщество в идеале?

Василий: В идеале надеюсь, что у меня получится сделать то, что я планировал – СДЮЩОР в Москве появится, появятся новые вливания, мы в эту ДЮШку сможем основной состав ребят перевести на бюджет. Мечтаю о том, что как только мы сможем перевести основную молодежь на бесплатную основу, то сможем набирать хороших ребят. Сейчас мы набираем всех подряд – большинство платежеспособных – но среди них не все одаренные, либо возраст не позволяет дать то, что ты можешь в раннем детстве. Есть ребята позднего развития, не знаю, как в нашем случае будет, потому что наши выпускники до дублей не дошли. Про сборы хотел также сказать: мы подготавливали сборы на июнь, было собрано около 50 человек, выкуплены все билеты в сентябре месяце прошлого года.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Получайте новые статьи

Подписывайтесь в наши социальный сети, чтобы получать новости о выходе новых статей и видео

Вам может понравится