Андрей Пригарин: Тренировочный цикл, тактика, развитие футболиста

Интервью с тренером академии “Динамо” Москва – Андреем Пригариным. Мы обсудили тренерский путь, стартовый подход к упражнениям юных футболистов и сравнили методики Португальских и голландских школ.

Сергей: Пойдем внутрь тренировочного процесса: что получилось, что не получилось у команды с самого раннего возраста?

Андрей: Что изначально не получилось? Как бывает во всех академиях, сначала был слабый набор. Очень много ребят, которые прошли через сито нашей команды и не задержались. Первые год-полтора ребята, которые были, были не того уровня.

Сергей: Тогда сразу пояснение: брал на основании чего и где обманулся?

Андрей: Во-первых, не было такого опыта еще. Когда я брал команду 2008 г.р. (это был 2014-2015 год) я работал только год фактически. Не до конца понимал, как отбирать, как правильно проводить отбор, на что обращать внимание. Вроде бы брали по тем качествам, которые были у ребенка в общении с мячом. Он вроде и умеет это делать на фоне тех, кто не умеет ничего, но затем ты понимаешь, что этих качеств недостаточно. Возможно, стоило обращать внимание на что-то другое: быстроту, сообразительность и т.д.

Сергей: Скорее всего, ты проводил разбор ошибок у себя. Как в новом видении построил бы отбор, на что обращал внимание?

Андрей: В идеале надо создавать 3-4 группы, отделять в одну быстрых ребят, в другую – тех, кто обращается неплохо с мячом. Возможно, по антропометрии посмотреть – высокие ребята всегда нужны. И по смекалке – хитреньких, смышленых, таких, которые могут проявить импровизацию. Так процесс строился бы более качественно. 3-4 группы – отдельно занимаемся, смотрим, кто как обучаем, у кого есть характер для обучения, кто работоспособен и т.д. А дальше спустя полгода-год уже можно делать 2 группы из четырех, человек по 15, а позже объединить в одну.

Сергей: Это про какой возраст?

Андрей: 6-7 лет, группа начального отбора.

Сергей: Какая была цель, что хотел, что получил, а что надо выкинуть?

Андрей: Цель была одна – начинать способных ребят обучать. Ведение, дриблинг, смена направления (чтобы ребята почаще касались мяча). Первый год особых передач квадратов делать не стоит. Это игры в малых группах – три на три, два на два, побольше ворот, эмоций, подвижных игр, ведений и каких-то изначальных ударов (по воротам, даже без вратаря, чтобы дети получали удовольствие от забитых голов). В дальнейшем, когда они растут, идет уже процесс обучения и передаче, потому что это гораздо сложнее. Здесь уже ты делишься мячом с партнером, уже не так интересно, чем когда ты сам. Потом идут мини-игры на держание мяча, на взаимодействие.

Сергей: Какие упражнения пробовал интегрировать, но не рекомендуешь, отмотав время назад?

Андрей: Не могу сказать, что какие-то ошибки допускал. Всегда старался учиться на чужих ошибках: смотрел, советовался, что давать или не давать. Тренерский коллектив у нас очень опытный. Согласно психологии, умениям, давать тяжелые задания не стоит. Что бы я сейчас не давал? Это более изолированные упражнения, где может быть дриблинг сквозь фишки, какие-то может быть действия законченные. Сейчас для маленьких я давал бы более подвижные игры, действия, «муравейники», когда в квадрате 10 человек, они постоянно двигаются, есть давление слева, справа, спереди тебе надо обыграть. Т.е. замена действиям, когда никого нет перед тобой, на действия, когда есть сопротивление.

Сергей: Уточнение: сколько человек на первом этапе у вас было в группе?

Андрей: Примерно ориентировались на 15-20 человек. Не было такого, что группа большая – по 30 человек. Хотя периодами, когда приходили новички, увеличивались группы до 25-27 человек. Конечно, это тяжело. Даже двум-трем тренерам уследить, ведь возраст маленький, они не до конца понимают, где они. Им хочется побаловаться, побегать, контроля нет. Становясь старше, они понимают, где находятся и кого представляют, организация улучшается. Поэтому надо стараться, чтоб групп было несколько – это один из нюансов, которые надо учитывать.

Сергей: Что пошло следующим этапом, какие там нюансы?

Андрей: После того, как они научились минимальным индивидуальным действиям, переходишь на обучение действиям, которые помогают взаимодействовать между собой: передача друг другу, передача, где защитник перекрывает линию, – т.е. индивидуальная тактика, упражнения в тройках. Затем по мере улучшения, по мере того, как они начинают понимать, добавляются новые партнеры, соперники. Задача – чтобы ребенок был с мячом, успевал оценить, что есть 2 соперника: можно дать пас между ними, можно дать левее. Потом идет сопротивление, т.е. от простого к сложному – основной принцип обучения. Не нужно сразу давать упражнения, которые им не под силу.

Сергей: По таймингу тренировки, какое время даем ребятам именно играть?

Андрей: Почему-то все говорят: у вас футболисты мало играют, берут только игру, которая у нас происходит в конце. Не учитываются игры в малых группах, которые происходят непосредственно в процессе тренировки. Мы можем начать играть вначале – две команды вертикально и две горизонтально. Когда 4 команды на одном маленьком участке, это заставляет думать, и это тоже своеобразная игра. Потом может быть игра в малых группах – три на три, когда больше касаний, а уже в конце пять на пять, к примеру. Почему-то все обращают внимание только на последнюю часть.

Сергей: Когда начал выводить команду на товарищеские игры?

Андрей: Лет в 8, наверное, когда освоили основные азы игры – 4 на 4, пять на пять, то стали потихоньку играть.

Сергей: Формат и тайминг игры в таком возрасте?

Андрей: Два по двадцать – это для одной игры, учитывая, что два состава, можно по двадцать пять. Берешь два часа – играешь, постоянно крутишь четверки, меняешь. Успевают и отдохнуть, и наиграться – оптимальный вариант.

Сергей: Следующий этап – как бы ты его назвал, какие ключевые факторы?

Андрей: По терминологии это начальный этап обучения. Если мы сравниваем с 6-летними, то ребята уже что-то умеют. Есть другие задания и цели, уже уровень сопротивления другой. Ребята подходят посильнее – уровень команды растет. Задача – готовиться на тот формат, который играется на клубной лиге, 6+1.

Сергей: Ключевые упражнения, которые используешь в этот период?

Андрей: Квадраты. Все через игровые упражнения, через те же четыре-два. Это же тоже процесс открывания, нужно открыть линию слева-справа. Если есть возможность для проникающей передачи, два защитника располагаются широко. На проникающей передаче надо мяч сохранить под давлением, там соперник справа идет. Там под дальнюю ногу закрыть мяч. Мы переносим участок с большого поля в маленькое пространство и учим детей действовать на этом участке. Потом берем другой участок поля – и такие же ситуации. Даже играя в формате 6 на 6, они играют, как взрослые, правильно принимают решения, думают. С 8-9 лет я внедрял эти упражнения потихоньку. Никакого секрета нет – тренировки открыты.

Сергей: Что недопонимают, что можно улучшить?

Андрей: Недопонимание – это то, что эти упражнения можно использовать не только в разминочной части, их можно трансформировать в основную часть, т.е. когда мы решаем основную задачу нашу. В зависимости от возраста, это может быть техническая задача – игра под сопротивлением, под давлением, тактическая – над какими-то целями (зоны, линии). Самое главное, я для себя отвечаю на свой вопрос, чего я могу добиться от ребят. В разном возрасте могут быть разные решения задач. Кому-то нужен прессинг, кому-то – игра под давлением.

Сергей: В Сербии проходят фестивали среди маленьких детей? Ты в курсе?

Андрей: Я так понимаю, фестиваль – это когда на 2-3 дня съезжается ряд команд и играют мясорубку – короткие матчи по 18 минут. Мы ездили во Францию в том году как на фестиваль. Там было 40 команд, игра в один тайм по 18 минут. Судьями могут быть родители, ребят из этой же команды. Атмосфера позитивная. Всего 8-10 игр в коротком формате играется за несколько дней. Я получал удовольствие, ведь за короткий период времени можно сыграть с разными командами, разными стилями, с разными по силе ребятами.

Сергей: Можешь описать свой недельный тренировочный цикл?

Андрей: Он одинаковый. Что в январе, что в июле, что в декабре. У нас 4 тренировки, как правило, в понедельник дриблинг, ведение, игры в малых группах, чтобы ребята больше обыгрывали. Игры в малых составах – 4 на 4, 5 на 5. Иногда бывает, что 4 вратаря приходят на тренировку, поэтому можно делать турнир 4-х команд. Может быть даже 6 игр. Вторник – стараюсь давать упражнения на взаимодействие. Если большого поля нет, то направляю тренировку на завершение индивидуального развития. Среда/пятница – игровые взаимодействия, футбол в малых группах. Либо два-два либо один-три – в таком формате я работаю.

Сергей: Почему именно «Динамо»?

Андрей: Повторюсь, тот тренировочный процесс, который построен на работе с мячом, зачастую выбирается специфически – без мяча. Это рывки, упражнения общеразвивающие. Это интересный процесс обучения, когда дети начинают тренировку и заканчивают, а у них всегда мяч в ногах. Они приходят играть с мячом.

Сергей: На какие позиции ты видишь дефицит в российском футболе?

Андрей: Современная проблема – мало левоногих крайних защитников/полузащиитников. Во-вторых, даже левша не всегда соответствует современным требованиям футбола. Поэтому я согласен с этим фактом, левоногих мало. Плюс левоногие защитники центральные тоже важно. Когда их нет, правшам приходится играть на этой позиции, замедлять темп атаки.

Сергей: Что думаешь про нападающих?

Андрей: Сложно сказать, есть талантливые футболисты в каждом возрасте. То, что я вижу по 2008 г.р. – их не так много. По 2007 г.р. тоже не скажу, что топ. В моей команде есть неплохие ребята, которые могут играть на неплохом уровне, но есть качества, которых не хватает.

Сергей: Какие это качества? Что у российского нападающего есть, а что точно нет?

Андрей: Есть ряд характеристик. Многие говорят, что у нас очень тяжело проявлять тому же нападающему: один встречает, трое страхуют В той же Голландии все заточено на атаку или в Бельгии – больше свободы, импровизации. Так легче проявить себя, показать лучшие качества.

Сергей: Наша система обречена?

Андрей: Надеюсь, что нет, но пока я не вижу предпосылок, чтобы у нас так было.

Сергей: Почему? Ведь у нас талантливые, ищущие современные технологии тренеры?

Андрей: У нас ушли дворы, где ребята могли дополнительно проявлять себя. У нас все лучшие собраны в одном месте, мало региональных центров, где ребята могли бы оставаться до определенного уровня и развиваться там. Поэтому нет такого количества ребят, которые могли бы проявлять себя. В плане обучения никто никому не запрещает. И я вижу, что и в играх нет такого, чтобы тренер кричал: отдай пас. Если есть возможность обыгрывать, никто не скажет «нет».

Сергей: Как думаешь, есть различия в генетике, мышцах?

Андрей: В Голландии смесь культур, когда пластика сочетается с физикой – это дает футболисту толчок. Мультикультура играет роль. По интеллекту основном футболисты чернокожие, физиологически – наверное, больше южноамериканцы, где другие мышцы, пластика. В этом тоже есть плюс.

Сергей: Прочитал, что в Аргентине такое количество крутых нападающих, потому что они тренируются во дворе. Как думаешь?

Андрей: Двор реально закаляет. Игра на асфальте имеет свои нюансы: кто-то ищет выгоду, где с горки мяч можно покатиться – развивается хитрость, смекалка в результате поиска лучших позиций. Поля всегда разные: какое-то шире, какое-то уже, где-то деревья стоят так, а где-то вот так. Дворовые игры – большое подспорье.

Сергей: Еще прочел, что в Голландии играют на разных поверхностях. Как относишься?

Андрей: Честно говоря, не знаю, не сталкивался напрямую. Добавить в игру мини-футбол – я за, потому что там меньше пространства, приходится быстрее работать с мячом. Мы тренируемся на искусственном поле, на натуральном. Не надо забывать, что это разные группы мышц: как это влияет, должен быть хороший тренер по физподготовке, который объяснит необходимость этих переходов. То, что необходимо разнообразить действия – это я тоже за. Те же танцы или гимнастика должны присутствовать в развитии ребенка.

Сергей: Мне довелось 3 года играть под руководством Слуцкого. Он говорил про критерии оценки, когда одно какое-то качество у ребенка должно быть только на пятерку. Как к этому относишься?

Андрей: Вопрос в других качествах, ведь может быть пятерка, а другие характеристики не дотягивают. Согласен, что игрок должен чем-то выделяться. Когда мы смотрим на футболиста, то смотрим, что он умеет делать. Это его сильнейшее качество. Дриблинг, либо он здорово отбирает, пасует, или скорость великолепная. Поэтому нужно отталкиваться от модельных характеристик: какие футболисты должны играть на определенных позициях. Фланговые должны быть быстрыми, нападающие – иметь хороший дриблинг, концовку, а крайний защитник – быть быстрым. По модельным характеристикам эти футболисты должны обладать хорошими физическими качествами: скорость, выносливость, трудоспособность. Защитники должны быть не ниже 185 см, к примеру. Плюс сейчас есть требования, что они должны обладать хорошими атакующими действиями. Тоже один из нюансов: нет чистых защитников. Сейчас футболист должен быть универсален на любой позиции. Конечно, в идеале какое-то качество на пятерку. Но и все остальные нужно подтянуть. Две пятерки – уже кандидат в сборную. Поэтому соглашусь частично с утверждением.

Сергей: Как в России обстановка с тренерами по физподготовке? Достаточно ли развито направление?

Андрей: У нас в академии есть, они занимаются с со старшими возрастами, потому что физподготовка более важна на старшем уровне, когда уже нужно контролировать нагрузку, сердечную мышцу, восстановление футболиста. По возможности нужны датчики расчета нагрузки. Физиологией должны заниматься профессионалы. В детском возрасте важны упражнения, которые развивают ловкость, координацию, гибкость. Нужен не просто физрук, а тот, кто будет вызывать интерес.

Сергей: У нас достаточно курсов по изучению процесса, как считаешь?

Андрей: Сложно судить, я не могу судить по уровню классификации наших тренеров. Есть подвижка по подготовке специалистов. Много иностранцев приглашают.

Сергей: Танцы и игра отражают друг друга?

Андрей: 100%. Есть плюс/минус: ты ждешь, что он будет двигаться более мягко, а этого не происходит. А бывает наоборот. Но в целом, движения соответствуют.

Сергей: Неделю не дает покоя мысль, что «Бенфика» заработал 450 млн.евро на трансфере игроков? Каждый игрок там стоит 15 млн.

Андрей: Фантастика. Лучше, чем «Аякс». У них выборка из Латинской Америки. А у нас даже украинцев или белорусов нельзя заявлять, потому что они имеют другое гражданство.

Сергей: У нас в эфире был Алекс Трукан, тренер академии “Ноттингем Форрест” из Англии. Он сказал: когда мы играем в футбол, мы часто говорим про команду, но за всю мою историю ни разу из выпуска команда не перешла в молодежную. Детский футбол – это о команде или о футболисте?

Андрей: Всегда говорят, что воспитываем футболиста. На деле смотрят и на результат – не надо себя обманывать. Если есть группа хороших футболистов, они могут дать качественный футбол и это может вылиться в награды и медали. В любом случае, все смотрят на команду, а уже из нее выбирают ярких личностей, за которыми стоит следить. В молодежную команду не приходит 11-12 человек, всего 6-7. Многие ругают, что слабо футболисты выходят, но есть еще молодежный этап. Но люди раскрываются до 23 лет. Почему нельзя играть в других командах? Пацаны могли бы окрепнуть, получить знания и дальше играть. Не стоит ругать тренеров детских команд.

Сергей: Что бы ты пожелал детско-юношескому футболу?

Андрей: Спокойствие тренеров по отношению к детским результатам. Спокойствие руководства по результатам тренера. Не бросаться в крайности – дайте время пацанам окрепнуть. Бывает, что плохой результат связан не с качеством футбола, а с тем, что физиологически большая часть уступает сопернику. Поменять структуру зачетных игр. У нас сейчас играет 5 зачетных возрастов, начиная с 12 лет. Пубертатный период – с 14. Может, нужно 2 года играть не в зачет, подождать, когда ребята выровняются, окрепнут. Прослойки должны добавляться, тогда больше футболистов будет задействовано дальше, а не отрезано после выпуска. Мне кажется, надо добавлять турниры, фестивали, где дети будут играть под разных соперников и получать удовольствие.

Сергей: Если бы была выборка команд со всего мира, было бы лучше?

Андрей: Не надо забывать, что у нас ЕС – это отдельный мир. Сложно выбраться, плюс расстояние. Местные приехали-уехали, все в шаговой доступности. У нас таких турниров мало. В ту же Литву выехать нужна виза. Надо расширять границы, открывать для спортивных огранизаций.

Сергей: Поведение тренера в игре – что пробовал и не делал бы?

Андрей: Стараюсь контролировать эмоции. Даже даю себе задания ни слова не сказать – тяжело бывает. Хочется направить ребят на те действия, которые мы тренировали. Это не значит, что я подсказываю каждый шаг. Пытаюсь напомнить им о том, о чем мы говорили в раздевалке или на протяжении недели. Бывает, голосом заставляю действовать активно – работаю эмоциями. По-разному, иногда можем ответить судьям и тренерам с юмором.

В действия ребят не вмешиваюсь. И в детском футболе эмоции, особенно когда играешь с командами, которые принципиальны. Хочется ребятам помочь чем-то.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Получайте новые статьи

Подписывайтесь в наши социальный сети, чтобы получать новости о выходе новых статей и видео

Вам может понравится