Игорь Гребенников: Как выбрать детского тренера по футболу и замотивировать ребенка

Мы поговорили на темы: Как выбрать своего детского тренера по футболу, почему важно ораторское искусство для тренера, что такое внутренняя и внешняя мотивация для игрока.

Сергей: Как ты думаешь, если к футболу нашему немного поменять отношение, сказать: «Мы делаем бизнес. Мы в Локомотиве хотим произвести 15 человек в основной состав и еще 15 продать. Для этого нам нужно 4 психолога, каждому тренеру – целое поле». Думаешь, так поставить задачу реально?

Игорь: Помечтать, подумать. Конечно, реально. Если брать лучший персонал, лучших тренеров, лучших специалистов своего дела, собрать способных детей, у которых есть перспектива и возможности развиваться дальше и заниматься – почему бы и нет? Должны быть условия, среда для того, чтобы игроки понимали, что от них требуют и для чего. Важно понимать, что во многих командах, которые занимаются «бизнесом» каждый игрок имеет шанс проявить себя в основной команде. Очень важно, чтобы у игрока был шанс. Если шанса нет – все усилия насмарку. Мы можем готовить, а в итоге он себя не может проявить. Во многих академиях такая проблема существует – что в России, что в Европе. Игроки не могут себя в одночасье себя зарекомендовать в какую-то академию. А потом уходят. Многие игроки из «Барселоны» уходили, из «Реала» – и так по кругу. Это проблема. А такие бельгийские, голландские академии, где есть возможность получить шанс и пройти этот путь от юниорской команды до основной, там это выстроено, как бизнес. Они на это нацелены. Многие академии прям все прописывают, что в команде должно играть определенное количество выпускников или на замене должно сидеть столько-то игроков, которые прошли академию. Или молодых игроков, которые, может, не из нашей академии, как в Италии, но они молодые перспективные игроки, им должны дать шанс. Этот подход имеет право на жизнь – мне кажется, он и должен осуществляться, давать возможности таким командам, которые дают шанс молодым.

Сергей: Интернациональные игроки более конкурентоспособны, чем не смешанные? Как считаешь, генетика имеет значение?

Игорь: Рекомендую книгу «Раса и спорт» – очень хорошая, советую почитать всем тренерам и коллегам. Она про спорт, про все виды спорта, про футбол. О том, как генетика влияет на расы, различные виды спорта. Почему одни нации успешны в определенных видах спорта, а другие нет?

Сергей: Кстати, многие ребята говорили про литературу. Если можешь еще что-то рекомендовать, показывай.

Игорь: «Спортивный ген» тоже классная книга. Там расписано подробно, опять же, почему одни нации преуспевают, например, в беге на короткие дистанции, а другие – на длинные марафоны? Это все тоже определяет генетика, среда влияет на это. Но все-таки я не стал бы говорить, что генетика – основное. Когда разбирал и общался на эту тему, понял, что генетика однозначно влияет на спортсмена, но мы должны понимать, что она больше может влиять на игроков, которые занимаются индивидуальными видами спорта. Например, бег на 100 метров, где есть ты и дистанция, которую ты должен пробежать – и ничего другого. Когда же мы говорим про игровые виды спорта, где есть партнеры, соперники, мяч, – много всего – тут, конечно, и игровое мышление играет не меньшую роль. Очень много составляющих: как ты с партнерами общаешься, как ты реагируешь на соперников, команды тренеров. Например, тот же теннис взять. Ты выходишь на площадку – у тебя нет никого. Ни тренера, которому нельзя быть на площадке, ни соперника, который на другой половине. Ты один, в себе, у тебя свои мысли. Когда мы говорим про игровые виды спорта, у тебя 10 партнеров в команде, с которыми ты должен общаться, взаимодействовать. Здесь важно и игровое мышление, и техническая оснащенность. Конечно, генетика и физика имеют значение для физических способностей. Но это не основополагающая. Игровое мышление, то, как игрок взаимодействует, как себя ведет, какой у него характер, сила воли более важно. Потому что прочитав много биографий, можно понять, что ни у кого не было физических способностей на высшем уровне. Мышление, характер, внутренняя мотивация – все это делает игрока, он может проявить себя на самом высоком уровне.

Сергей: Можно ли натренировать скорость?

Игорь: Скажу все, что я об этом слышал. Никто точно не знает, как это правильно или неправильно, все говорят по-разному. Мне всегда говорили: скорость это врожденное качество. У тебя есть или быстрые, или медленные волокна. Все так и остается, как дала природа, ничего не тренируется. Начинаю разбираться дальше, углубляться в тему – говорят, что при правильном подходе, при правильных тренировках возможен определенный процент, на который можно увеличить скоростные способности, т.е. не скорость принятия решения, а скорость передвижения. Недавно общался со специалистами из Европы, которые отвечая на этот вопрос, сказали: «Мы скорость не тренируем, потому что она врожденна». Все задачи решаются подвижными играми – эстафетами и прочим. Бег по прямой, развитие – там все это делается в 14-15 лет, но считается, что это очень тяжело, поэтому большого упора не делается. Т.е. у всех разное понимание. Тут момент в том, что нет правильного и неправильно. Когда на конференциях заходит вопрос о развитии физических качеств, у нас все расплывчато в этом плане, нет конкретики. Никто не говорит, как точно должно быть. Я тоже мало видел в академиях, чтобы занимались развитием скорости, в основном на старших возрастах. Больше подвижные спортивные игры. Все говорят, это генетика – ничего не поделаешь. Каждый тренер решает сам индивидуально.

Сергей: Рома Рогов на эфире выразил такую мысль: тренер – селекционер. Ты попал на твоего возраста игру, смотришь мальчишек: на какие качества обращаешь внимание, что привлекает?

Игорь: Каждый тренер хочет сразу найти яркого игрока. Мы стараемся заниматься в академиях и школах в командной игре, чтобы дети взаимодействовали, проявлялись все вместе. Но на игре хотим увидеть яркого игрока, который сможет создать гол из ничего. Но если мы берем конкретно старших ребят, с 12 лет, то мы можем судить по позициям игроков и по функционалу. Понимать, какими качествами должен обладать игрок на определенной позиции. Например, если это защитник, то он должен быть высоким, физически развитым. Или, например, он должен обладать определенными техническими элементами. Если говорить про крайних игроков, – нападающие, защитники – то это скоростные возможности (как игрок двигается, бегает, выносливость). Если мы говорим про середину поля, то мы будем смотреть на игрока, который «читает» игру, который может делать интересную передачу, найти нестандартное решение моментов. Это все в зависимости от позиций, в зависимости от возраста. У маленьких игроков мы будем просто смотреть на то, как они двигаются, проявляют себя. После 13-14 важна точечная позиция, нужно понимать, какие игроки, с какими параметрами, нужны под определенные позиции. Что касается момента «тренер-селекционер», я мало в Европе замечал, чтобы тренер был селекционером. Может, мои коллеги поспорят со мной – буду только рад. Но я не соглашусь с этим, тренер должен быть тренером. Да, он, возможно, должен что-то увидеть, но оставаться тренером, заниматься своими обязанностями по должности. Заметит игрока – предложит, но ходить и искать… Нет.

Сергей: В своем инстаграме ты пишешь: есть три критические момента, которые мотивируют детей в спорте: удовольствие, самостоятельность, внутренняя мотивация. Поясни, что это за понятия, почему ты их выделяешь.

Игорь: Это самое важное. Внутренняя мотивация имеет основополагающее значение для футбола и спорта в целом. Если не будет желания и интереса ходить на тренировки, все бессмысленно. Я уже рассказывал, что есть внешняя и внутренняя мотивация. Внешняя – когда ребенок получает деньги или награды. Это плохо, нужно сразу отсекать. Поэтому мы говорим про внутреннюю мотивацию. Она будет получаться только если ребенку нравится, это как игра в приставку, которая нужна без родительского участия. На ранних этапах мы должны в детях развивать желание заниматься спортом, футболом, рисковать. Если он рисковать не будет, испытывать что-то новое, ему будет неинтересно. Футбол – это игра. Что такое профессионал? Я даже в Википедии специально прочел определение. Профессионал – это человек, который получает деньги за определенную работу. А мы все время говорим: «Мы готовим профессионалов». Но он не профессионал, он игрок, ребенок, у него внутренняя мотивация играть в футбол, развиваться и получать удовольствие. Поэтому я и написал, что внутренняя мотивация, желание, удовольствие и риск – это самое важное для детей. Без этого нет смысла игры. Дети должны играть и получать удовольствие на определенных этапах. Если мы говорим про дальнейшее развитие, перспективы и что мы видим в нем потенциал для футбола – никто не спорит. Опять же, мы говорим: больше тренироваться – такая идет тенденция. Но давайте не будем вырывать фразу из контекста. Вопрос в том, для чего тренироваться, ведь все индивидуально под определенного ребенка, команду, академию.

Сергей: Как у тебя получилось донести до родителя правильную мотивацию?

Игорь: Я пока только учусь, совершаю ошибки. Стараемся объяснить родителям, что внешняя мотивация, покупка ребенка – это плохо, детям это не нужно, им не нравится. Но это тяжело донести родителям. Ведь каждый родитель хочет, чтобы его ребенок был лучше. Он хочет, чтобы ребенок проявил себя, поэтому старается делать подарки. Но это временно, на каком этапе надоест и ребенок не будет получать внешнюю мотивацию. Она пагубно влияет на команду. Ребенок будет помнить только о том, что ему нужно забить гол, чтобы получить, например, 500 рублей. А потом самое страшное: ребенок не забивает – он расстроен, психует, ему неинтересна команда. Развиваются конфликты и в команде, и в семье. Мы, как тренеры, должны стараться делать так, чтобы ребятам нравилась игра. Чтобы они понимали, что приходят получать удовольствие, развиваться. Я своим ребятам часто показываю мотивационные видео футболистов. Не надо, чтобы было из-под палки, должна быть внутренняя мотивация, которую тренеры должны разжечь, сделать так, чтобы им понравилось. Привлечь ребенка к тренировкам и футболу в целом – и все получится, а если ребенка заставлять, то ничего не выйдет.

Сергей: Какие-то ты инструменты используешь для мотивации?

Игорь: Тяжело сказать. Давал детям наклейки за то, что они хорошо занимались. Не могу сказать, хорошо это или плохо. Наверное, этого не нужно было делать. Но наклейка может быть и призом, и подарком для друзей, а не внешней мотивацией. К каждому игроку нужен свой индивидуальный подход. Можно придумать какие-то свои решения и «фишки», но сейчас тяжело точно сказать. У меня две книги про Моуринью. Одна называется «Особенный», а вторая «С близкого расстояния». Рекомендую, описывается много интересных моментов про мотиваторы. Сейчас многие тренеры говорят о том, что общение с игроками выходит на первый план. Одно дело уметь выстроить тренировочный процесс, уметь подобрать тренировки, но если вы не умеете выстраивать коммуникацию – все насмарку. Я считаю, что тренеры должны стремиться заложить правильные ценности, общаться. Неважно, в каком возрасте. Чем старше они становятся, тем больше мы должны в них вкладывать, доносить правильные вещи, потому что мир меняется, время меняется. Если мы не будем учить, вкладывать важное, то у них будут большие проблемы. Мы должны акцентировать их на правильные ценности – на футбол, чтобы они видели себя в футболе.

Да, не все мотивации действуют, одна может работать, другая нет. Тут уже тренеры должны сами понимать, что помогает конкретному игроку. А может быть ты, как тренер, не поможешь, может, нужно поговорить с близким человеком. Мы много знаем примеров, когда тренеры идут к женам футболистов, к друзьям, к родителям, чтобы вместе решить вопросы. Тренеры же не всевидящие, поэтому должны искать разные пути решения. Конечно, не все действует. Но мы должны пытаться, если мы не будем этого делать, тогда для чего все? Провести тренировку можно онлайн. А получить ценности, мотивацию, заряд энергии – это самое дорогое, и к этому мы должны стремиться. Я вижу это так. Тренер – это больше, чем человек, который рисует «крестики-нолики». Тренер имеет глобальное отношение к тренировочному процессу, к развитию и формированию личности игрока.

Сергей: Есть в России что-то, где мы можем обсуждать эти моменты? Есть ли место, где делятся опытом?

Игорь: Очень мало, я такого даже не знаю. В интернете есть информация, но в основном из каких-то книг, учебников, статей. Определенных курсов или решений нет.

Тренер должен быть оратором, он должен уметь мотивировать, уметь восхищаться игроком и задействовать игрока, уметь других убеждать – это самое важное. Для этого я даже записался на ораторские курсы – очень помогает. Становишься более свободным в общении, разряженным, чувствуешь себя менее зажатым. Второе – читать много литературы, книг о том, как себя вести. Различные бизнес-книги, книги по психологии – можно узнать много нового. Развиваться и учиться – это очень важно. Для себя я понял такой момент: не нужно ездить просто в академии, различные школы – нужно ехать на определенного тренера, специалиста. Это очень важно, потому что многие академии работают схоже: «Спартак», «Локомотив», «ЦСКА», «Динамо». Все скажут: мы развиваем технику, в детстве мы развиваем координацию, дальше мы работаем над тактикой, у нас есть принципы. Мы это понимаем, нужно мыслить глобально – смотреть в какой академии какой тренер есть, который тебе симпатизирует, от которого ты можешь что-то взять. И конкретно обращаться к этому тренеру, у него учиться, брать какие-то знания. Я, когда общаюсь с академиями, взял для себя такую идею. Говорю: «Скажите мне, пожалуйста, чем вы отличаетесь от других академий»? Я знаю, что вы техникой занимаетесь. Я знаю, что у вас есть принципы. Мне скажите ваши отличия. Тренера всегда такой вопрос заставляет задуматься. Очень важна та «изюминка», которая есть у меня, как у тренера, у другого тренера или академии, чем она может отличаться от другой академии и дать нам, как тренерам, пищу для размышления. Это очень важно, мы должны с этого начинать свою стажировку. Если я еду в какую-то академию, я должен понимать, что она мне может дать. По большей степени, мы все придем посмотрим поля, инвентарь, дети тренируются – и все. А конкретика где? Допустим, я хочу поехать к тренеру, который работает на «Бенфике», нужно постараться договориться. Я для себя это двигаю.

Сергей: Многие родители, кстати, спрашивают: выбирать имя или тренера. Здесь, наверное, такой же совет можно дать?

Игорь: Да. Тут тренеры как раз пишут, что просто смотреть и копировать – не то. Смысла нет. Или мы миксуем и придумываем что-то новое – и будущее за нами, или копируем и всегда будем вторыми. Мне понравилась цитата одного европейского тренера, он прикольно сказал: «Я дожил до такого мнения, что у меня очень много знаний, и все тренеры от меня отстали. Что я делаю? Прихожу и делюсь всеми своими знаниями с этими тренерами для того, чтобы они меня догнали, а у меня была мотивация придумать что-то новое. Я уже на том пути, чтобы не скрывать». Наверное, мы тоже должны так делиться и искать что-то новое для развития.

А про родителей ты правильно говоришь. Мы должны прийти к тому, что не академия играет главную роль для игрока, а тренер и то, как ребенок к этому тренеру относится. Очень много случаев, когда дети привыкают к тренерам, чувствуют поддержку тренера. Это очень влияет на игроков. Европейские академии, мы знаем, меняют через год-два. Честно говоря, не знаю, как это у них происходит. Смогу ответить на этот вопрос только тогда, когда я сам поеду туда, пробуду год с командой, посмотрю, как работают тренеры, как переходят. Сейчас тяжело говорить, чтобы не обмануть коллег. Мое мнение: привязанность ребенка к тренеру возможна, а, может, и должна быть.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Получайте новые статьи

Подписывайтесь в наши социальный сети, чтобы получать новости о выходе новых статей и видео

Вам может понравится