Влюбить ребенка в футбол – основная задача детского тренера

В разговоре с основателем московской ФШ “Динамика” Александров Кудрявцевым, вы узнаете много интересного про построение тренировочного процесса, правила внутри команды для родителей и почему акробатика для футболиста – очень важно.

– Традиционный вопрос, расскажи нам о себе и своей футбольной школе.

Александр: Меня зовут Александр Кудрявцев, я создатель и тренер футбольной академии «Динамика». Родился в городе Ярославле, до 13 лет играл за ярославский «Шинник». Затем переехал в Москву, в интернат ЦСКА. Приехал на просмотр и меня взяли в школу. С 13 до 20 лет я выступал за ЦСКА: 3 года в школе и 3 года в дубле. За это время у меня были такие тренеры, как Валерий Викентьевич Минько, Юрий Николаевич Аджем. На третий год в дубле уже тренировался с остальной командой капитаном. Тогда был другой уровень – сильнее, чем сейчас. Потом пришел Хуанде Рамос – испанский футболист очень известный, а еще позже Леонид Слуцкий. Он пришел в то время, когда надо было спасать команду.

После 6 лет в ЦСКА поехал по арендам в ярославский «Шинник», Тюмень, последний клуб – «Текстильщик» Иваново при Парфенове. Закончил в 23 года из-за своего непрофессионального отношения. Но не жалею, что так получилось: если бы играл, не работал бы с детьми. Это бич нашего футбола: переход из юношеского футбола во взрослый.

Как пришел к тренерской деятельности? Пробовал себя в разной деятельности, но решил, что хочу заниматься любимым делом – тем, что дает приятные эмоции. С 2016 года начал работать тренером в академии Олега Иванова, 3 года. Ровно год назад открылась наша академия «Динамика», 3 февраля.  

– Почему «Динамика»? Крутое название, как родилось?

Александр: Вообще «Динамика», когда все произошло год назад, в конце декабря мы занимались на стадионе «Луч». Там же тренировалась футбольная команда «Динамо». Ко мне подошел один из представителей и предложил сотрудничать, потому что много наборов и просмотров. Мне показалось это интересным. Рассказал Олегу Иванову, но он не согласился. Я ушел. Изначально был проект, чтобы мы готовили игроков только для «Динамо» – тех, кто не проходит на бюджетное обучение. Ровно через месяц, как мы открылись, началась пандемия. Руководитель не выходил на связь, а  я продолжил работать: собрал ребят, поехали на сборы в Крым. Приехали и продолжили тренировочный процесс, обучение. Сейчас у нас в школе 25 футболистов, 2012-2013 года рождения и малыши. Я их разделил по уровню подготовки: в каждой группе не более 9 человек.

– Где вы базируетесь?

Александр: Тушинская, на северо-западе Москвы. Уютный маленький манеж со стеночками. Хорошее покрытие, раздевалки.

– Какое направление развития видишь?

Александр: Цель на данном этапе – малышей брать, создавать группы. Затем поработать еще 2-4 года – и они будут переходить в топовые академии. Необходимо ставить амбициозные цели, я считаю. Понятно, что не все попадут, есть бесплатные школы. Задача – из платного попасть на бесплатное обучение, желательно в ЦСКА, Спартак. Буду рад, если мальчики наши попадут в топовые академии.

– С какого возраста принимаете детей и в каком формате тренируются самые младшие?

Александр: Набираем с 4 лет, есть два брата – 3,5 лет. Тренер – это и товарищ, и друг. Важно, чтобы дети полюбили мяч, полюбили футбол. Часто приходят дети просто побаловаться, хотя родители и пресекают. Тренировки и происходят в игровом формате: упражнения, игры, веселье. Первоочередная задача – влюбить в футбол. Все родители, которые приводят детей, через месяц говорят: ну что, ну как? Я всегда отвечаю: Месси пока не стал. Пока я вижу, что нравится: коллектив, футбол, мяч, бить и забивать. И это самое главное, чему он научился.

Но есть разные школы, каждый видит футбол по-своему. Хотя все приблизительно работают по одним конспектам. В 4-6 лет важно научить ребенка жизни в социуме, в коллективе, в раздевалке. Чтобы малыш улыбался и спрашивал, когда следующая тренировка.

“Всегда говорю детям, что мы приехали играть в футбол, в первую очередь. Бывает, конечно, сильно переживаю. Но стараюсь сдерживать себя. Ребенок же видит по-другому, нежели я. Если он решил забить – пусть обыгрывает. Важно давать свободу и право выбора, ошибки.”

– Ты всегда спокоен. Никогда не бегаешь, хотя бывают разные результаты. Как тебе это удается?

Александр: Скажу сразу: если взять меня 3 года назад, я бы посмотрел на себя со стороны и сказал что-то вроде: «А понимает ли он сам, что делает?» Я слушаю других тренеров, читаю книги – обучаюсь и развиваюсь. Я поменял свою модель поведения на играх, тренировочном процессе. Я понимаю, что мне даже в 30 лет не нравится, когда на меня орут. Так почему это должно понравиться детям?

Не вижу смысла кричать на детей, чтобы им подсказывать. Так их можно превратить в маленьких роботов, выполняющих тренерские приказы. Замечал на играх, например, когда команда переодевается, один из тренеров кричит. Потом этот ребенок за 3,5 минуты ни разу не получил мяч. Он бегал за соперником, чтобы не ошибиться и, как следствие, тренер не накричал. Считаю это неправильным. Но все тренеры разные, конечно.

Всегда говорю детям, что мы приехали играть в футбол, в первую очередь. Бывает, конечно, сильно переживаю. Но стараюсь сдерживать себя. Ребенок же видит по-другому, нежели я. Если он решил забить – пусть обыгрывает. Важно давать свободу и право выбора, ошибки. В Сочи был момент смешной в начале января на турнире. Проигрываем 3:1. Соперник выбегает один на один с нашим голкипером. Бежит защитник, догоняет, хочет выбить мяч – и как дает в свои. Ну, ничего, попал же, красиво. Вся команда посмеялась.

“Главное, донести до родителей мысль: посмотрите, потренируйтесь неделю без денег, я познакомлюсь с ребенком, а вы со мной. Возможно, вам и не понравится. Акцентирую внимание на том, что родители должны мне доверять и не лезть в мою деятельность, а лишь помогать отношением к своему ребенку.”

– У тебя встречаются родители, которые просят быть жестче? Как выстраиваешь экосистему, внутри которой ты стараешься организовать счастье?

Александр: Мне повезло с родителями. Есть всякие, конечно, люди. Стараюсь объяснять, что надо действовать иначе, хотя и на повышенном тоне. Просто делать это желательно хорошими, теплыми словами, чтобы у ребенка крылья вырастали за спиной.

Главное, донести до родителей мысль: посмотрите, потренируйтесь неделю без денег, я познакомлюсь с ребенком, а вы со мной. Возможно, вам и не понравится. Акцентирую внимание на том, что родители должны мне доверять и не лезть в мою деятельность, а лишь помогать отношением к своему ребенку. Бить дети научатся в любом случае, разыграть их – вот что главное. Особо подчеркиваю в разговорах с родителями, что нам важно не противоречить друг другу, когда я объясняю одно, а вы в машине другое. Тогда ребенок не знает, кого слушать: маму, папу или тренера. А мы должны все смотреть в одном направлении. Только тогда у нас все получится. Только тогда дети смогут прогрессировать.

Всем своим родителям говорю: вы не имеете права оскорблять, осуждать действия мальчиков из команды соперников, чужого ребенка из нашей команды. Следите за своим: подбадривайте, говорите приятные слова. Нельзя оскорблять игрока и родителя-соперника, судью. Судья один – и он такой же человек, как все, может что-то не увидеть. Предупреждаю сразу родителей: если я увижу, что кто-то подходит к судье, мальчик на игры ездить не будет. Мы следим за нашей командой, учимся играть в футбол. Родители – лицо ребенка. А могут вести себя хуже, чем дети. Стараюсь такие моменты пресекать – это немаловажный момент. Но, повторюсь, у меня понимающие и уважающие меня родители.

– Ты один из немногих, кто играл на профессиональном уровне. Тебе, как тренеру, это что-то дало?

Александр: Конечно. В первую очередь, это понимание, что такое футбол. И до сих пор оно помогает в моей работе. Я не пускаю родителей в раздевалку. Перед тренировкой или после – пожалуйста. В раздевалке общаются друг с другом, пьют кофе, чай. Потом приходят ребята – родители выходят. Я сажусь в уголочек, слушаю, наблюдаю. Например, есть лидеры на поле. Они подбадривают друг друга, разговаривают сами с собой. Это помогает в тренировочном процессе.

Наставник должен уметь показать, объяснить, правильно донести свое видение технического приема, элемента и т.п. Показать, как пробить, какой частью подъема, стопы, например. И тогда они хотят повторить за тренером, стать еще лучше. Этого я и хочу добиться: чтобы они понимали футбол не как я. Лучше, чем я. Надо лучше бить, мяч вести – лучше, чем тренер. И да, именно мой профессиональный уровень, опыт турниров, в этом очень помогает. Опыт бывшего футболиста объективно сильная опор.

– Как думаешь, что позволило выйти на суперпрофессиональный уровень тем именам, которые ты называл?

Александр: По моему мнению, игроки к 15-17 годам примерно подтягиваются к одному уровню: кто-то быстрее, кто-то смышленее. Особого разрыва между футболистами не видно – все равно это еще дети, ветер в голове. Нужно чтобы с каждым таким футболистом рядом был какой-то авторитетный человек: папа, дядя, например. Нужно слушать и прислушиваться, необходимо питание хорошее, хороший сон, максимальная отдача на тренировках. В таком возрасте все это тяжело делать, но надо. Поэтому и нужен тот, кого ребенок будет уважать и слушать.

Бывали талантливые футболисты, которые в какой-то период всего добились и решили, что крутые. Постепенно тренировки ушли на второй, третий план. А необходимо смотреть на себя со стороны – и старший товарищ, к которому есть доверие и уважение, в этом поможет. Контроль должен быть в 15, 16 лет обязательно. В таком возрасте детям кажется, что тренер ничего не видит. А он видит все.

“С октября месяца понедельник-среда-пятница у нас футбол вечером. В выходные Кимберли. И во вторник – акробатика с батутами на час. Во-первых, и в «Шиннике», и в ЦСКА у меня была акробатика. Я считаю, это лучшая тренировка координации. Это помогает уйти от травмы, правильно упасть, сложиться. Не получишь травму – не выпадешь надолго, обезопасишь себя.”

– О профессионализме: у вас появились дополнительные тренировки. Как к этому пришел?

Александр: С октября месяца понедельник-среда-пятница у нас футбол вечером. В выходные Кимберли. И во вторник – акробатика с батутами на час. Во-первых, и в «Шиннике», и в ЦСКА у меня была акробатика. Я считаю, это лучшая тренировка координации. Это помогает уйти от травмы, правильно упасть, сложиться. Не получишь травму – не выпадешь надолго, обезопасишь себя.

Кроме того, это развлечение совместное для детей по типу походов с родителями в ТРЦ. Плюс идет соревновательный процесс: все в форме. Они соревнуются в кувырках, развиваются. В первую очередь, мы воспитываем добрых, порядочных мужчин, которые умеют себя вести в обществе, дружить. Кто-то станет менеджером, но если он любит футбол, то это ему поможет в жизни. Футбол – это вид спорта №1.

Хотел еще дзюдо, но пока рановато. Они загружены: три футбольные тренировки и одна акробатика. Сейчас они уверены, буду добавлять мячи, всем же нравится голы забивать. Соревновательный и обучающий процесс.

– Я вижу, что твои команды растут. Есть еще какие-то лайфхаки?

Александр: Считаю, что здесь работает все в комплексе. Желание детей, тренировочный процесс, который им нравится. Игры, игры, игры. Соревновательная атмосфера, родители, которые помогают прогрессировать своему ребенку. Да и тренер должен вкладывать, объяснять, разжевывать до тех пор, пока ребенок не поймет, чего от него хотят. Не понял – покажу еще раз. В цирке мишки катаются на велосипедах, а у нас детишки. Нужно любить свою работу. Любить детей, дело, которым ты занимаешься. Обязательно в атмосфере, где все дружелюбно, где родители общаются между собой.

– Я рад, что нам удалось познакомить с вашей молодой футбольной школой всех. Хочется верить, что вы будете расти и развиваться. Твой фитбэк для кого бы то ни было.

Александр: Спасибо от всех коллег за то, чем вы занимаетесь. Эти турниры нужны. Мы знакомимся друг с другом, видим мальчишек. Все друг друга знаем. А пожелать хотел бы нашему тренерскому цеху. Очень нравится мне Ринат. Он помогает таким, как я, начинающим тренерам. Хочу, чтобы все тренеры дружили. Мы не соперники. Когда мы приезжаем играть, то показываем, чему мы научили.  Мы делаем одно дело – растим детей, готовим нашу сборную, которая бы выиграла Чемпионат мира. Я думаю, это возможно. Хочу, чтобы были более открытыми тренеры, родители – более дружелюбными к сопернику, тренерам, судьям, которые тоже люди. И тогда у нас все получится. Давайте быть добрее и помогать друг другу, делиться знаниями.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Получайте новые статьи

Подписывайтесь в наши социальный сети, чтобы получать новости о выходе новых статей и видео

Вам может понравится