52 перехода в академию “Зенит” и СДЮШ за 5 лет. Подготовка детей в ФШ “Славянка”.

Интервью с основателем футбольной школы “Славянка” Санкт-Петербург – Евгением.

Расскажите, с чего все началось, историю своего пути в футбол.

Евгений: Я сам из Беларуси: все с самого детства начиналось там. Как и все дети, я был подвижным ребенком – двор, мяч. Когда пошел в школу, где все мальчишки мечтали стать пожарниками или космонавтами, а я – футболистом. Я 1990 г.р.  – в то время во всем мире гремел московский «Спартак». Хотелось быть похожим на Баранова, добиться успехов в спорте. Был набор в ДЮШ, тогда еще принимали с 8 или 10 лет. Нас с несколькими одноклассниками, хоть мы были и младше по возрасту, зачислили. Потом пошли соревнования, первенства, школа, учеба – все шло своим чередом. Но никогда не было мысли отказаться от мечты стать как минимум футболистом. Кроме того, в голове с ранних лет засела мысль: нужно идти к тренерству.

В общем, я играл, хотя дедушка видел меня летчиком. На высоком уровне я не заиграл, возможно, потому что я жил в небольшой деревушке, где особо футбол не приветствовался. Позже, уже в 15-16 лет привлекался к тренировкам нашей городской команды, которая участвовала на первенстве области. После окончания школы поступил в Белорусский Государственный Университет физической культуры на отделение «Спортивные единоборства», кафедру «Футбол и хоккей». Параллельно играл в воротах за команду области. В 2011 году на игре мне сломали ногу. После этого мне рекомендовали закончить с футболом. Параллельно с учебой пробовал работать в одной из частных школ Минска, помогал знакомому работать с вратарями. В 2012 году закончил университет.

Как удалось создать футбольную школу, что к этому привело?

Евгений: После окончания университета я приехал на Родину, работал тренером. Меня назначили директором спортивной школы, 2,5 года работал там. Когда был совсем юным парнем, было очень тяжело, но постоянный кропотливый труд, вникание в управленческую деятельность позволяло со временем выработать жилку управленца. В 2015 году мне поступило предложение от одного концерна приехать в Санкт-Петербург, где планировалось создание команды по структуре клуба. Это было на протяжении 2-3 лет, мы плодотворно работали.

Так получилось, что пришло время разойтись в разные стороны. Идея стала вынужденной мерой, поскольку дети, которые занимались там, в клубе, были моими. В итоге все ушли со мной, а кто-то перешел в другие клубы. Так и пошло становление «Славянки» – той, что на сегодняшний день у нас есть. Название долго не выбирали, сделали так, чтобы представлять район на турнирах и соревнованиях.

ФШ «Славянка» – это коммерческий проект. В чем его преимущества и недостатки?

Евгений: Есть СДЮШОРы, есть ДЮСШ, у которых очень сильный тренерский состав. Поэтому если брать различия между частным и государственным, то можно и не увидеть особой разницы. Что касается коммерческого футбола, то, я считаю, что там совсем другое отношение. В коммерческих школах мы, в первую очередь, стараемся чему-то научить, привить любовь к футболу, игре №1 в мире.

Со стороны СДЮШОРов, как бы тренер ни говорил, что неважен результат, есть руководство, выделяющее определенный бюджет. Есть разные руководители, в том числе и те, кто считает деньги. Тренер с опытом игры делает по-другому – надо это разделять обязательно. Если того же самого тренера направить в частный клуб, где есть адекватный руководитель, поднимающий методы и подходы к детям и родителям, и тренер, и дети будут раскрываться по-другому. Но и в государственных структурах много крутых тренеров работает. Приятно смотреть на качественный тренерский штат – есть чему поучиться и посмотреть.

Мы плавно перешли к моменту философии. У нас акцент идет на подготовку детей и их передачу в СДЮШОРы, академии, частные школы, выступающие на первенстве города. У меня за 5 лет, если брать в сумме всех детей, удалось подготовить 52 человека, которых мы передали в академию «Зенит» и т.п. Практически в каждой команде города есть наш ребенок. Очень много детей идет в Царское Село.

Отличие в том, что у нас не отбор детей, а набор. Поэтому наша задача во много раз тяжелее, чем у СДЮШОРа, куда приходит 100 человек на отбор. Тренер выбрал 15 мальчиков – и все. А нам приходится работать с тем, что есть, учитывать территориальные особенности и т.п. Коммерческим школам намного тяжелее. Одно дело, когда приходит развитый ребенок, со способностями, а другое, когда он просто «любит футбол». Там нужно работать и развивать игрока, смотреть и понимать конкретного ребенка. Кроме того, коммерческим школам нужно заплатить аренду, зарплату тренеру. При этом игрокам по 15-16 лет, им тоже хочется что-то иметь. Это постоянный тяжелый круговорот.

Развитие футболиста – это про обучение или результат? В каком возрасте это больше про обучение, а в каком про результат?

Евгений: Естественно, про обучение, по моему мнению. Ребенок приходит к нам учиться. Нельзя же просто сказать 6-летнему малышу: «Завтра едем на турнир, дай мне результат, пожалуйста». В таком случае ребенок вряд ли захочет еще раз прийти на тренировку. Зато «вы хотели результат».

На эту тему могу рассказать реальную историю из своего опыта. У меня был мальчик 2006 г.р. Сначала он приходил на тренировки, тренировался, все было здорово. Потом начался такой период, что он стал говорить: «Я потренируюсь без игры, в основной части, выполню упражнения. Но можно я пока просто посижу и посмотрю, как играют ребята». Тут я стал присматриваться, разговаривать, спрашивать, чем он хочет заниматься. Затем подошел к маме на разговор, что ребенок не хочет играть в футбол. Но она продолжала его заставлять ходить. В итоге я встретил этого мальчика через полгода. На тот момент он занимался игрой на флейте и стал одним из призеров престижного музыкального конкурса. Таким образом, ему спорт не нужен был вообще, просто его мама долбила. Через 2 года мама привела младшего сына, который тоже не предрасположен к спорту, он ходит песни поет.

Поэтому мы должны, прежде всего, обучать. Результат должен быть попозже, я считаю. У каждого свои цели: для кого-то результат – просто выпуститься из академии. Мне кажется, мы должны работать на сборную, как бы то ни было. Конечно, это мечты, но так должно быть в каждой стране. Сборные по именам и составам большие: в Норвегии, Бельгии, например, много футболистов из маленьких деревень. Там работает специальная скаутская служба, которая ищет игроков.

Со своей стороны, хочу сказать, что я не умею проигрывать. Но в голове я держу: кубки, медали на турнирах – это неважно. В 10-12 лет это есть, а в 17 может не быть. Я всегда говорю: «Ребята, результат будет тогда, когда вы принесете мне свою зачетную книжку хотя бы КМС. Вот в чем смысл, там результат. А в 12 или 10 лет… А есть ведь те, кто ради того, чтобы завлечь к себе народ, 6-летних детей на турнир прикатывают. Все супер, а потом тренер выезжает в Казань, например, с тем же возрастом и находится там во второй половине турнирной таблицы. Он не показал футбол, зато здесь выиграл кубки и медали. Тут должен каждый понимать, чего он на самом деле хочет. В первую очередь, чему хочет научить детей.

Что является успехом для юного футболиста? Вопрос не к результату, а к обучению.

Евгений: На сегодняшний день мы живем в таком мире, что у каждого ребенка есть свой кумир. Это было и раньше, но сейчас они хотят больше подражать Роналду и т.п. Поэтому успех видит каждый по-разному. Мы должны также донести правильность того, к чему должен стремиться ребенок. Мы должны выстроить свою вертикаль от маленького человечка до профессионального футболиста.

Задача тренера, а не аниматора – направить в правильное русло через любовь к футболу. Это самое основное, мы должны привить любовь. Ребенок обязан заниматься каждый день минимум по 2 часа. Я не беру в расчет 5-6 лет, но с 7-8 лет ребенок должен не вылезать из футбола: во дворе, дома в квартире. Тем более, на сегодняшний день очень много материала в ютубе.

Не будем забывать о физическом развитии, от  него тоже многое зависит, в частности, как развиваются способности.

Я считаю, что нужно параллельно развивать другие виды спорта, а не загонять ребенка конкретно в футбол, сделать такой график, чтобы игрок мог выбирать сам: 3 раза в неделю футбол, 3 раза плавание (гимнастика, дзюдо, самбо и т.д.). Но выбирая плавание, например, он не должен забывать о занятиях футболом. Понятное дело, что хочется, чтобы футбол был спортом №1 и процветал. Но мы не можем заставить сделать так, чтобы он был только один у ребенка.

Тренировочный процесс неотъемлемая часть футбола. Надо выполнять определенный комплекс от тренера. Одно дело – правильность выполненного, чему научился. Поэтому мы возвращаемся к тому, с чего начали: результат или обучение?

Какой стиль детского тренера самый важный, по вашему мнению?

Евгений: Сам люблю поорать – не без этого. Но со временем я прихожу к тому, что мы не должны говорить ребенку, как принимать решения, не должны залазить к нему в голову. Раньше у меня рот не закрывался, сейчас остался подсказ, но не такой, как раньше. Со временем ты учишься, смотришь на опыт других академий и работу тренеров, поэтому стараешься собрать после каждой поездки определенный макет, что можно почерпнуть для себя. Стараюсь намного меньше сейчас орать во время игры. Повторюсь, я не люблю проигрывать, эмоции есть. Но делаю все более спокойно. Лучше во время тренировки поводить, показать, как нужно делать. Во время пауз в игре также нужно обязательно подсказать, что делать. Нет смысла орать, если ребенок все равно тебя не слышит. Я и родителям об этом говорю.

Также нужно понимать психологический смысл: одно дело, когда ты выходишь играть, образно говоря, против «Торпеды», а другое – против академии «Зенит». Им вообще в последнем случае можно не выходить.

Как избежать давления от родителей?

Евгений: Пока мы держим в голове и хотим реализовать (пандемия подкинула хорошую возможность) прямые эфиры со спортивными психологами. По группам, чтобы родители, которым это интересно, давали обратную связь. В коммерческой структуре много детей, которые приходят, как в секцию, кружок или больше – футбольный клуб. Мы хотим прогрессировать и расти. Самые активные будут выходить на связь, а мы, со своей стороны, будем стараться родителей направлять, чтобы не было давления. Я всегда говорю родителям, что нужно действительно поддерживать, а не кричать: «Петя, бей!».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Получайте новые статьи

Подписывайтесь в наши социальный сети, чтобы получать новости о выходе новых статей и видео

Вам может понравится