Детский футбол в Англии и европейских лигах, глазами тренера

Мы взяли интервью с известным английским тренером, его зовут – Алекс Трукан.

В данный момент Алекс является специалистом академии Ноттингем Форрест, команды, которая имеет богатейшую историю и традиции. В обязанности которого входит коучинг команд U9-U16, идентификация и поиск талантов для академии (в том числе в восточной Европе), а так же индивидуальное развитие игроков (включая анализ) и международные связи. Алекс так же работает в Английской Федерации Футбола – обучает тренеров в разных регионах страны и оказывает им поддержку в процессе их обучения.

Сергей: C нами Алекс Трукан, он прилетел к нам из далекой Англии на наш проект MyTryOut — это всероссийский отбор детей в иностранные российские футбольные клубы. Алекс, можешь рассказать, откуда ты родом, что тебя связывает с футболом?

Алекс: Родом сам из Польши, но у меня связи по семье, можно сказать, с Россией, с Белоруссией. 7 лет уже в Англии работаю в академии «Ноттингем Форест» с разными возрастами от U-9 до U-18. Тоже работаю в Федерации по футболу английской, обучаю тренеров в наших местных клубах и на курсах тренерских. Там я уже 7 лет, и связан с Англией по футболу. Играл чуть-чуть в Польше и в Англии в футбол полу-профессионально в профессиональной академии, потом путь более меня потянул в тренерский путь. Я сначала поехал на несколько месяцев в Англию на стажировку. И так обстоятельства сложились, что там уже остался: сначала на год, на два, а сейчас уже на семь. Можно сказать, все возраста переработал, как тренер.

Сергей: Как тебе жить в Англии? В чем особенности жизни в Англии?

Алекс: Англия – страна футбольная. Футбольная культура везде нон-стоп: говорим про футбол, общаемся про футбол. Это никогда не заканчивается. Например, в Польше чуть по-другому: там есть такие моменты, где ты можешь отключиться, и этого нет. Например, после матча идешь в паб, все обсуждают футбол, все им живут в Англии.

И как для тренера, например, для человека, который связан с футболом, это идеально. Потому что ты все время им живешь, ты им дышишь. Это очень важно для меня. Если молодой тренер еще, этот опыт собирать, общение с разными возрастами, с разным людьми, с разным опытом – это то, что надо. А сама жизнь – я бы не сказал, что как-то отличается очень сильно, везде Европа. Понятно, сейчас 21-й век, и жизнь становится похожа: что здесь, в Москве, что в Англии, что в Польше. Много-много показателей похожи.

Сергей: В Англии произошел какой-то переворот в футболе: немножко изменилась сама Лига, которая стала, на мой взгляд, сейчас самой сильной Лигой, изменились характеристики игроков. Благодаря чему все это произошло?

Алекс: Нет на этот вопрос одного ответа. Я тебе не скажу: «Вот это секрет наш, Англии». Нет секрета одного, есть методология, есть процесс, который длится и который приносит результаты. Но это длительный процесс, и это элементы, которые складываются в одно целое. Первые изменения – это культура, в Англии изменилась культура по поводу количества и типа игроков, которые приехали в страну. Страна стала более открыта для игроков из-за границы, на игроков с разными типажами.

Сергей: Ушел лимит на легионеров?

Алекс: Да, но это более культурный взрыв, связанный с эмиграцией, связанный с открытием границ, где это движение игроков, особенно молодежных, начало быть более интенсивным. Дальше – в Премьер-Лиге 8 лет тому назад вводят план EPPP – elite player performance plan. Это план, который ввели во всех академиях, объединили в систему академии и футбольные школы в стране, так как до этого, во-первых, система молодежного движения была настолько развита. С этого момента начали мы очень сильно развиваться, инвестировать деньги в это, все клубы, все профессиональные клубы. Именно в обучение академий.

Начался процесс, где начали более прикладывать внимание и деньги на обучение именно юных футболистов в каждом клубе. Потому что каждый профессиональный клуб от Премьер-Лиги – это понятно, но Championship, Лига 1, Лига 2 – эта группа профессиональных клубов, их заставили, чтобы у них была академия.

Сергей: То есть, в каждой профессиональной и полупрофессиональной команде должна была появиться академия?

Алекс: Эти Лиги, что я сказал – это профессиональные Лиги. Полупрофессиональные начинаются с 6-7 уровня.

Сергей: То есть, они должны воспитывать детей?

Алекс: Да, воспитывать детей, это должно происходить не, грубо говоря, любительским способом, а профессионально: элитный план, как название говорит, — «развитие элитного футболиста». Не развитие массового футбола, не развитие grass rules, имеем ввиду профессиональное развитие профессиональных игроков. И структура этого плана – количество тренеров, количество инфраструктуры в академии, которое должно быть. Это все объединяет и дает нам движение этому обучению молодежи. Каждый клуб, каждая академия – есть разные категории. Четыре категории: первая, вторая, третья, четвертая — и на базе этих показателей: структуры клуба, организации, инфраструктуры, количество тренеров, количество тренеров на полную ставку, методологии – они получают эту категорию.

И это большое изменение, которое имело большое влияние на повышение качества молодых футболистов и качество обучения молодых футболистов. При этом Федерация тоже очень много сделала и сделала хорошего по поводу разработки философии развития страны.

Сергей: То есть, они не стали брать, условно, голландскую платформу и ставить на вас. Они стали сначала изучать, кто есть вы?

Алекс: При создании любой методологии, любой философии первый момент – это кто ты, какие твои ценности, какая твоя история, какие твои характеристики, как нации. У вас в России другие, в Польше другие, в Чехии, во Франции другие. Это первый момент. Почему это первый момент? Потому что сейчас много тренеров, много людей, связанных футболом, начинают идти определенный путь, как ты сказал, Голландия, либо Испания.

Сергей: Ты берешь платформу из успешной Германии и ставишь сюда, и оно не работает.

Алекс: Ставишь сюда и думаешь, почему некоторые моменты не работают. Потому, что первый путь – это понятие, кто мы, во что мы хотим инвестировать, куда мы хотим идти, как мы хотим обучать юных футболистов. Второй шаг – создаем методологию, как мы эту цель достигнем. Например, мы хотим, чтобы у нас были очень технические футболисты. И сейчас с этим будет связан наш стиль игры, наш способ обучения тренеров и способ коучинга, как тренера, наш способ подготовки физически и менталитета. Но какая наша цель, каких мы хотим создавать футболистов?

Сергей: У нас «Спартак» имеет свою какую-то методику, у «Локомотива» своя, а у вас был разработан план, к которому был доступ у всех?

Алекс: Нет, у нас так же, как у вас по этому поводу. Каждый клуб, у него есть возможность работать своим способом. Никакой проблемы в этом нет. Это нереально, ожидать от клубов, чтобы они работали теми же способами. Во-вторых, с точки зрения обучения футболиста под сборную, это неэффективно: если все футболисты из той же самой школы, играют похожим стилем, этого не нужно, нужны разные стили, разные типы футболистов, чтобы их вместе сложить. Поэтому да, у нас отдельная философия, методология. Но Федерация и Премьер-Лига ввели структуру, которая должна быть: организационная структура про то, что я говорил раньше.

Например, в такой данной категории академии должно быть столько, столько тренеров на полную ставку в эти возраста. Должен быть менеджер академии и должен быть его заместитель, должно быть минимум 5 полей, допустим. Игроки должны минимум тренироваться 3 раза в неделю в определенные возраста. Должна быть программа учебы, не футбольная, а учеба, тоже присутствовать.

Сергей: Прямо в самом клубе?

Алекс: Например, в первой категории в определенных возрастах должна присутствовать учеба. Вот эта структура, академии должны в эту сторону идти. Как они это будут реализовывать – это уже их дело. Но у нас не оценивают по поводу, как мы работаем по методологии, нас оценивают по поводу этой структуры. Вот это создает уровень, на котором ты уже строишь свои методологии, свой подход. Но минимальный уровень должен быть. Клуб дальше строит свои методологии, свою философию и свой подход.

Сергей: Получается, есть система: четко, все ровно — в рамках этой системы каждый клуб может что-то придумать, но стандарт качества должен быть?

Алекс: Да, но повторяю, это ничего нового, с нашей точки зрения. Это ничего такого, что другие федерации не делают, никаких тайн, это доступно для всех, и все могут посмотреть: в Бельгии, в Испании, в Португалии. Процесс, конечно, может отличаться чуть-чуть, но суть процесса та же самая. В Польше сейчас изменения хорошие начались: переходят к футбольным союзам, тоже идут в эту сторону.

Сергей: На мой взгляд, прослеживается тенденция, что раньше были большие, крепкие, мощные игроки, которые навязывали много силовой борьбы. Сейчас появляется очень много быстрых: Линдер, Рэшфорд, Стерлинг – почему вдруг так резко поменялся стиль, почему именно такие игроки стали появляться?

Алекс: Это связано с тем моментом, который мы обсудили, с системой, которую ввели по методологии, по обучению тренеров, по обучению игроков. Культурные изменения, более страна стала открытой. Испанцы делали большие успехи. И почему? Стало популярно играть в определенный стиль футбола, не только в Испании, а по всему миру. И это тоже повлияло, даже такой момент. Повлияло, что у нас тренеры, например, массового футбола, начали стараться играть позиционную игру, начали стараться играть от своих ворот, строить игру. Потому что это в тренде. И эти изменения пришли из-за границы. Плюс влияние тренеров и игроков первой команды Премьер-Лиги, которые тоже влияют на то, как молодежь работает. И эти все процессы вместе на это повлияли.

Сейчас большой фокус на технику, на индивидуальность. Я смотрю на академии, конечно, они по-разному работают, они работают своим индивидуальным способом, но такая общая черта, что вижу – индивидуальность. Не развиваем команды, только развиваем индивидуальных игроков, это я говорю про молодежный футбол. Развиваем индивидуальных игроков, которые потом могут функционировать в команде. Потому что футбол – это командный спорт, не забываем и не строим индивидуальные тренировки, мы строим индивидуальный план развития игрока для командного спорта, коим футбол является. Стараемся продвигать игроков, которые индивидуальны, креативны, могут принимать свои решения, а не тренера решения, играть в разных моделях игры, в разных формах. Потому что, видишь, сейчас идут изменения в футболе на высоком уровне: разные форматы, более гибкое все, особенно в атаке.

Например, спереди 4 игрока, они просто играют в футбол, у них схем нет. Они играют на пространстве, они играют по принципам, а не по схемам, это тоже важно. Тактически стараемся обучать принципам, а не схемам, потому что схема – это если ты пойдешь туда, я пойду сюда. Но если ситуация изменится, что ты тогда делаешь? Нам нужно понимать, чтобы игроки принимали свои решения в данной ситуации. Стараемся этих индивидуальных игроков обучать по технике очень сильно, по принятию решений в данной ситуации. Конечно, и физически чуть-чуть изменились сейчас игроки. Это связано с общим движением по скаутингу. Заметили, конечно, люди, которые связаны со скаутингом, с большими клубами, что этот подход, который был раньше, неэффективен. С этого все началось: когда ты что-то меняешь? Когда что-то не работает, неэффективно по нашей мысли идет, мы это начинаем менять. Результатов не было — начали вводить изменения, но это процесс, который длится. Это процесс, где Англия проигрывает Исландии на Евро. И мы можем взять наш метод и наш подход, бросить его в костер и сжечь на этот момент.

И поступают звонки, почему мы так работаем неэффективно: «Смотри, первая сборная, у них результатов нет». Такие моменты надо переждать и верить в то, что то, что мы ввели либо в академии, либо в клубе, либо в Федерации, не говорю только про Англию, я говорю в общем, верить в то, что это сработает. И то, что мы видели год тому назад, молодежная сборная Англии очень успешная, U-20 – чемпионы мира, U-17 – очень сильная молодежная сборная. Первая команда – тоже довольно молодая команда, на Чемпионате мира она одна из самых молодых команд.

Индивидуальный футбол с индивидуальными качествами. Мне кажется, смотря на молодежные сборные, вижу, что игроки, следующий год, который приходит, — только лучше.

Наша задача в том, чтобы им дать возможность игры во взрослом футболе. Если они получат эту возможность и получат этот опыт, они тогда начнут играть уже в серьезный футбол.

Сергей: Какие ключевые моменты в тренировочном процессе, которые позволяют раскрыть, развить личность? Что точно нужно делать в тренировочном процессе?

Алекс: Я по себе говорю, как тренер лично, не говорю про Федерацию, не говорю про клубы, а лично тренерская работа. Самое главное – чтобы игроки не боялись совершать ошибки. Потому что, если мне 12 лет, и я боюсь совершать ошибки – я играю в простой футбол. Когда я начинаю играть в простой футбол, я никогда не буду на высоком уровне. Почему? Потому что этот фундамент узкий, я не могу ничего построить высоко. Если фундамент широкий: если я умею принять мяч 6-ю разными способами, если я умею отдать мяч 7-ю разными способами по технике, если я умею принять решение в разных ситуациях — этот фундамент становится шире и шире. И потом, когда игрок растет, можем строить и можем эту пирамиду заузить, чтобы специализироваться на данных качествах.

В первые возраста фундамент должен быть очень широким, чтобы строить дальше. Если он боится играть, он боится совершать ошибки, он никогда не построит пирамиду. Если я, как игрок, хочу изучить, как принять мяч с защитника, который с этой стороны, сзади, внутренней частью стопы, подошвой — 7-ю разными способами, я буду совершать ошибки. Если мне тренер говорит: «Прими мяч так и только так», — потому что это эффективно сейчас, дает результат, но фундамент дальнего развития не строится.

Процесс сложный, длительный этого развития. Процесс для тренера тоже сложный, потому что игроки могут с результатом не прийти. Конечно, менталитет побеждать очень важен. Мы хотим побеждать. Я сейчас смотрю по клубам, они ездят на турниры, мы стараемся ездить на турниры, сборная тоже побеждает. Но мы не стараемся побеждать любой ценой. Мы стараемся сначала обучать игроков, и с этим тоже побеждать.

Сергей: В Англии как устроена в детском футболе структура игр для детей, структура чемпионатов?

Алекс: Первое разделение – профессиональный футбол и любительский футбол. Профессиональные академии: 4 категории — они играют между собой. У нас до 18 лет нет никаких турнирных таблиц. U-18 – первая команда, в которой есть турнирная таблица, им нет 18-ти лет, они 16-летние игроки. U-17, U-18, у них турнирные таблицы, они играют за результат. До этого матчи каждые выходные для всех возрастов. Нет турнирных таблиц, но мы стараемся, чтобы наши игроки ездили на турниры, заграницу, по своей стране, чтобы они тоже учились играть за результат. Но это процесс не в каждом матче, потому что я знаю, если я даже хороший тренер, и я хочу развивать игроков, но я играю за первое место, это будет влиять очень сильно на весь процесс обучения футболистов. Без турнирных таблиц и без соревнований вообще – это не путь. Мы стараемся создать баланс: матчи за ставку, играем турниры по выходным, ездим на турниры летом, зимой. Разные виды турниров, разные форматы: 7 на 7, 11 на 11, в разных правилах и так далее. Но играем за результат, уже стараемся его выиграть, они этому учатся. Типичный матч выходной – просто играем, стараемся выиграть, но не записываем результатов, не записываем бомбардиров, не записываем ничего, что во взрослом футболе записывается.

Сергей: То есть, результат не является ключевым фактором. Он важен, вы понимаете, что это нужно, но в основу вы ставите именно развитие личности футболиста, развитие многогранности его качеств?

Алекс: Например, я вижу, что игроку все равно, он выиграет, не выиграет матч. Мы развиваем, чтобы этого не было. Потому что для нас важен менталитет победителя, чтобы он хотел выигрывать матч, и чтобы он хотел делать все, чтобы побеждать. Чтобы этот менталитет развивать, мы с точки зрения тренеров обучаем футболистов этому менталитету, а не подстраиваем весь тренировочный процесс, чтобы выиграть Лигу, когда тебе 15 лет. Потому что задача наших молодежных тренеров – обучить как можно большее количество индивидуальных футболистов до игры в первой команде.

В истории футбола еще не было такой ситуации, что вся молодежная команда сделала дебют в первой команде. Такой ситуации не было, это индивидуальные футболисты делали. Почему тогда мы строим команды, если индивидуальные футболисты переходят? Я смотрю на свою группу, например, 16 игроков: что Васе надо, что Алексею надо? Какие качества им нужны?

Сергей: Есть акселерат – это ребенок, который развивается чуть-чуть возраста, и есть ретартант – это ребенок, который чуть-чуть запоздал. У нас в России по какой-то причине, у нас очень активно ставка делается именно на детей, которые развиваются чуть-чуть быстрее. Но потом все вырастают. Как обстоят у вас с этим дела? Маленький игрок, большой игрок — кого выбирать?

Алекс: Выбирать всех. Тех, у которых более субъективно (потому что нет ответа на этот вопрос, что это, потенциал, и какие качества приводят к тому, что он станет футболистом, есть разные школы, разные взгляды на это, потому говорю «субъективно»,) подобрать игроков, которые имеют этот потенциал. Это может быть игрок, ретардант, у которого замедленный рост биологический возраст. Мы должны в академии, во-первых, знать, какой у него биологический возраст, антропометрия, чтобы мы не только смотрели, что у него такой год рождения, и мы будем его наравне ставить с другим этим годом рождения. Нет, потому что этот плюс один год по развитию, а этот минус.

Сергей: А как они будут тренироваться, они могут тренироваться с детьми разного возраста?

Алекс: Да, конечно. В идеальном сценарии у тебя группа футболистов 9, 16 или 18 лет, и ты смотришь, какие футболисты физически развиты, похожи, как они выглядят технически, и тогда в одну группу можешь их сложить. У нас, допустим, тренировка U-16, может быть, несколько игроков из U-14, которые уже готовы к уровню U-16, на сегодняшний день с ребятами U-14 им приходится меньшее развитие, они уже готовы к U-16. Может быть игрок, который, наоборот, чуть-чуть отстает. Есть такая возможность, поэтому я говорю про таблицу.

Если была бы Лига, таблица, то было бы тяжело. Когда мы ездим на турниры, понятно, на турнирах должен быть определенный возраст официальный. Но в матчах выходных, конечно, если все согласовано с тренерами противника, если все оговорено, — без проблем. Это все для добра игрока, для его развития. Это не наше тренерское какое-то эго, а для добра игрока, чтобы он развивался как можно быстрее и лучше.

Есть игроки U-12, что играют с U-11. Например, U-12 играет с противником, который чуть-чуть послабее, он может в своем возрасте сыграть, потому что он на это готов. Если противник посильнее, то он может играть с U-11. Это процесс, конечно сложный. Почему сложный? Потому что нужно все обговаривать, все должно быть продумано, каждый шаг, как тренера, куратора по футболу определенных возрастов должен быть продуман: почему этот игрок играет именно в этом матче именно против такого соперника? Потому что, например, этот уровень нужен ему для развития.

Проходит 1-2 года – это может поменяться. Маленькие игроки, по моему мнению, когда они уже в академии, они технически и тактически развиваются быстро. Почему? Потому что физически они не могут справиться, им приходится компенсировать. Проблема, наоборот, в игроках больших, потому что им технически, тактически не надо решать эти вопросы, он физически может это сделать. 1 на 1, допустим, мяч идет быстро, ему не надо 5-6 способов, чтобы этого игрока выиграть. Ему не надо движение ног определенное, чтобы перейти 1 на 1, он просто идет. И в этом проблема, чтобы тренеры понимали, как работать с такими игроками, как работать с этими игроками, это методология.

Сергей: Какое впечатление у тебя сложилось о России?

Алекс: Очень положительное. Страна очень нравится, у меня здесь корни, часть сердца. Встречался с другими людьми, связанными с футболом, очень положительно. Никаких негативных не было у меня мыслей. Все понравилось.

Сергей: Как ты думаешь, Россия она где, она только начинает свой путь, или мы уже заняли какое-то место и будем двигаться? Есть ли у нас, куда двигаться вперед, или все хорошо у нас стало?

Алекс: Мне кажется, у вас свой путь был, другой, чем, например, Польша. Года тому назад, когда еще голландские специалисты работали в сборной, у вас были определенные хорошие футболисты и хорошие результаты. Сейчас понятно, бывший тренер Легии варшавской Черчесов — очень уважаемый человек в Польше. Очень его любят, и он показывает знак Легии иногда. Его очень уважают в Варшаве и Польше. Определенно результат, которого достигли, положительный.

Сергей: Если брать массовый футбол, здесь есть нам что добавлять, как ты думаешь?

Алекс: Конечно, массовый футбол – это фундамент, и здесь есть такие моменты, которые, смотря, например, на Польшу, Англию, много изменений было по поводу обучения тренеров, по поводу качества футбольных школ, частных тоже. Академии – это понятно, можно переговорить. Массовый футбол развивается, и, как я говорил, обучение тренеров, тренерские курсы, количество и качество маленьких клубов, потому что с этого все начинается. 99% игроков Премьер-Лиги начинали с маленьких клубов, клубов у дома. Такие клубы нужно развивать, качество и количество тренеров в таких клуба, мне кажется, для профессионального футбола тоже очень важно

Сергей: У вас был какой-то вакуум знаний?

Алекс: Конечно был, и дальше он есть, этот процесс не заканчивается. Мы стараемся все время в массовом футболе обучать тренеров, повышать качество, количество тренеров. Если в футболе стоишь на месте, не меняешься, то ты идешь назад. Футбол меняется, все федерации идут вперед. Больше изменения в футболе, в мире, и в массовом футболе, конечно, — это очень важно.

Сергей: Как часто у вас тренер должен проходить обучение или обновлять свои знания, или это его личная инициатива?

Алекс: Есть определенный минимум, который по часам тренер должен достичь, это зависит от уровня лицензии: чем выше лицензия, тем больше часов на определенных курсах надо провести. Но сейчас созданы возможности прекрасные Федерацией по футболу, они очень хорошо поработали за последние года, и частный сектор поработал, что возможностей обучаться для тренеров очень много: есть вебинары, есть конференции, есть тренерские журналы онлайн и бумажные, курсы тренерские. Конференция по молодежному футболу, по массовому футболу один раз в год большая очень. И плюс каждый регион проводит свои. Конференция для тренеров вратарей один раз в год очень большая, где приезжает 300-400 тренеров, специалистов с разных клубов. И плюс то же самое в регионах конференции.

Так что, мне кажется, Англия находится на такой стадии, что тренеры уже хотят обучаться, их не надо заставлять, чтобы у них было минимальное количество. Конечно, есть тренеры, которых надо заставить. Но большинство – это такое направление сейчас, что тренеры должны хотеть обучаться, чтобы уровень свой повысить и через это помогать свои футболистам. Первое – это футболист, он в центре всего. Лучше тренер – лучше футболист. У него должно быть желание это делать и возможности, что раньше мы говорили: конференции, вебинары, курсы. Это возможность. Я не говорю, что так должно быть или не должно. Есть такое развитие, это доступно, и если есть спрос на это у тренеров, то конечно.

Сергей: Этим мальчишкам, которых ты видел, что бы ты хотел им пожелать, какое наставление им ты бы дал, которое бы, наверное, помогло им лучше построить карьеру свою футбольную?

Алекс: Я бы хотел видеть улыбку от игры, радость от игры. Мне кажется, этого не хватает в футболе в общем. Чтобы радость была от игры, не бояться делать ошибки, чтобы, когда идешь 1 на 1, идешь, теряешь мяч – без проблем, еще раз идешь. Отдаешь подачи, которые через 5-10 метров, а ты отдаешь подачи вертикально, рискуешь — ты становишься креативнее. Есть такие игроки, появляются. Ошибки приходят — еще раз пробую. Если у меня было бы двое игроков: один получил мяч 5 раз, ни разу не потерял, а второй получил мяч 20 раз и 5 раз его потерял, я беру его в свою команду, потому что он получил мяч 20 раз. И он 15 раз из этих 20 раз он сделал нормальных передач, даже если 5 раз потерял, он пробует еще, еще. И вижу у него хорошую энергию, улыбку на лице, то, что он получает кайф от игры в футбол. Это самое главное. И над этим потом становится футбол серьезнее. Если этого нет – тогда все остальное невозможно. У тренеров то же самое: хочешь учиться, хочешь изучать, хочешь разговаривать про футбол часами, про тактику, технику, подготовку футболистов. Вот это самое главное, а все остальное дополнительно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Получайте новые статьи

Подписывайтесь в наши социальный сети, чтобы получать новости о выходе новых статей и видео

Вам может понравится